Ложь Путина в интервью ТАСС. Навальный — самый бедный человек в России. Как прошел марш Немцова?

🌃 В сегодняшнем выпуске: — 29 февраля по всей России прошли митинги в память о Борисе Немцове. Коротко о том, как это было. — У военнослужащих на Новой Земле выпадают зубы — почему? — Фильму ФБК «Он вам не Димон» исполнилось 3 года. В честь этого Путин приготовил Алексею Навальному подарок. — Путин в интервью […]

Борис Немцов. Большой монолог

За что был убит Борис Немцов: «Путин — циничный и подлый человек» Убрав НЕМЦОВА, Путин убрал конкурента на президентских выборах. Явного и сильного конкурента. 16 августа 2012г., Владимир.

Спецоперация «Сенсационный про(то)кол»

21:13 , 11 июля 2019

Выступая в эфире ЭМ 6 июля В.Прохоров и В.Кара-Мурза анонсировали сенсацию.

Запуск спецоперации
Они призвали слушателей следить за новостями, которые должны были прийти на следующий день из Люксембурга, с сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ.

В.Прохоров: .…единственное, что удалось приобщить [к делу о расследовании убийства Бориса Немцова. – А.И.], – это произошло в ноябре прошлого года, 18-го года, – удалось приобщить протоколы допросов Ахмеда Закаева – это человек, проживающий в Лондоне (его допрос от 4-го октября 18-го года очень важен, с моей точки зрения), и допрос Андрея Андреевича Пионтковского, который его друг тоже и коллега, которые во многом, как мне представляется, проясняют всю цепочку и роль. …я хотел бы обратить внимание ваше и уважаемых слушателей, что называется, следите за новостями, 7-го июля в Люксембурге мы опубличим эти показания.

В.Кара-Мурза: И вот то, что упомянул Вадим, тоже это очень важный момент, что называется, действительно следите за новостями 7-го июля, потому что на слушаниях в Парламентской Ассамблее ОБСЕ будет опубликована информация, исходящая от источников, непосредственно находящихся в Чеченской Республике. Больше пока не имеем права говорить.

На следующий день Прохоров действительно «опубличил» показания Ахмеда Закаева, рассказывая о них на сессии ПА ОБСЕ в течение двух с половиной минут.

Особая же тайна, о которой «не имел права говорить» Кара-Мурза в эфире ЭМ в 10 часов вечера 6 июля, утром 7 июля была «опубличена» «в полном виде» на сайте журнала The New Times (юридическим советником которого является Прохоров) в виде сканов протокола опроса Ахмеда Закаева 4 октября 2018 года.

В первой же строчке заметки, предваряющей публикацию документа, Прохоров постарался дополнительно привлечь к нему внимание, провозгласив его «сенсационным протоколом»:
На слушаниях в Люксембурге по докладу о деле Немцова обнародуется сенсационный протокол опроса бывшего вице-премьера Чечни Ахмеда Закаева. Со ссылкой на свои источники в Чечне он утверждает: убийство готовилось еще в 2012 г. при участии Путина, Золотова и Кадырова.

Важнейший смысл опубликованных показаний Ахмеда Закаева заключается в том, что инициатором и заказчиком убийства Бориса Немцова является не Рамзан Кадыров, а Владимир Путин.

Судя по тому, что число одних только перепостов указанного документа за первые четыре дня превысило 50 тысяч, спецоперация «Сенсационный протокол» началась вполне успешно.

«Сенсация» с бородой в 7 с лишним лет
Один из постоянных читателей этого журнала, взволнованный указанной публикацией, выразил надежду, что представленный материал не является фейком.
Это правда: документ действительно – не фейк.
И это действительно сенсация.
Сенсационный прокол.

Об операции «Сакральная жертва», анонсированной В.Путиным еще 29 февраля 2012 года и нацеленной на убийство одного из лидеров российской оппозиции, известно давно.

Детальному ее описанию, разбору, обсуждению посвящено фундаментальное расследование Игоря Мурзина, прямо так и называющееся – «Борис Немцов – сакральная жертва», первая часть которого была опубликована еще три года тому назад, 7 июля 2016 года. В дальнейшем расследование было продолжено в нескольких десятках публикаций И.Мурзина, исправлявших, уточнявших, детализировавших и, самое главное, подтверждавших первоначальный вывод автора: заказчик убийства – Путин. Именно за это расследование Игорь Мурзин был неоднократно назван Прохоровым, Кара-Мурзой, Ж.Немцовой конспирологом, подвергнут беспрецедентному шельмованию, медийной изоляции, осмеянию, травле.

Плану подготовки убийства Бориса Немцова, информация о котором им была получена непосредственно от Ахмеда Закаева, посвятил целый ряд своих публикаций Андрей Пионтковский.

Путин готовит сакральное убийство? 29 февраля 2012 г.
Обращаясь к сторонникам на своей неповторимой фене Пожизненный Путиндент превращает, наконец, цепь, казалось бы, разрозненных информационных поводов в смелый политический прогноз. Как ему стало известно из достоверных источников, враги Путина и России готовятся сразу же после выборов принести новую сакральную жертву — грохнуть кого-то из «известных людей», читайте, лидеров оппозиции…
«Сакральные жертвы» — это не что иное, как политические убийства по заказу высшей российской власти.

Убийство, отложенное ровно на 3 года, 16 июля 2016 г.
28 февраля мы с Немцовым находились в Осло по приглашению норвежского Стортинга. Встречались с парламентариями, прессой. Организаторы сообщили, что в Осло прилетел Закаев и настоятельно просит о встрече с нами для передачи некой эксклюзивной информации…
Мы встретились с Закаевым. Он рассказал нам следующее. В Москве в гостинице «Президент» размещен кадыровский спецназ, который предполагается задействовать в случае массовых протестных выступлений после объявления результатов выборов. Это было нам хорошо известно. Эксклюзив Закаева заключался в том, что, по сведению его источников, одной из задач, поставленных перед кадыровцами, была физическая ликвидация лидеров оппозиции Немцова и Каспарова. (По тем же сведениям, в отношении Удальцова и Навального власти планировали арест и осуждение на длительные сроки заключения.)

Совсем не факт, что человека надо убивать, 7 октября 2016 г.
Фильм-расследование об убийстве Бориса Немцова.
6 октября в Вашингтоне был представлен фильм Андрея Пионтковского и журналиста и соратника Бориса Немцова Леонида Мартынюка «Совсем не факт, что человека надо убивать». Фильм повествует об убийстве Бориса Немцова.
7 октября русскоязычная версия фильма была выложена на YouTube для свободного просмотра.
Фильм основан на идее о том, что организаторами убийства Бориса Немцова были глава Чечни Рамзан Кадыров, приближенный к президенту РФ Владимиру Путину глава Нацгвардии Виктор Золотов, а сам Владимир Путин является заказчиком этого преступления.

Сакральная троица, 7 декабря 2016 г.
В качестве первых сакральных жертв были намечены Борис Немцов и Гарри Каспаров…
…с самого первого дня было очевидно, что демонстративное убийство фактически на Красной площади нельзя было совершить без полномасштабного содействия спецслужб и прежде всего ФСО. И не просто спецслужб, а руководства этих спецслужб. И что в этом убийстве непосредственно участвовало гораздо больше лиц, чем пять человек, сидящих сегодня на скамье подсудимых.

Леонид Мартынюк, создавший в соавторстве с А.Пионтковским фильм-расследование «Совсем не факт, что человека надо убивать»,

еще 7 октября 2016 года разместил в своем журнале не только сам фильм, но и текст его сценария:
Ахмед Закаев, чеченский политик, политический эмигрант: «Рамзан Кадыров – это не самостоятельная фигура. Он 100% управляется Кремлём. Он 100% контролируется Кремлём»…
Вероятная последовательность событий такова. Летом 2014 года Путин отдал Виктору Золотову и Евгению Мурову приказ организовать убийство Бориса Немцова.

21 декабря 2016 года Леонид Мартынюк выпустил свое новое видеорасследование «Путин хотел убить Немцова еще в 2012 году», в котором Андрей Пионтковский и Ахмед Закаев рассказывают о полученной последним информации о планировании Путиным убийства Бориса Немцова:

Политолог Андрей Пионтковский и бывший Министр иностранных дел Чеченской Республики Ичкерия Ахмед Закаев рассказали о том, как в 2012 году они узнали, что Путин через Виктора Золотова дал команду Рамзану Кадырову организовать убийство Бориса Немцова и Гарри Каспарова. А также о том, почему в 2012 году это преступление не состоялось.
https://leonid-martinyk.livejournal.com/161178.html

Повторю еще раз: два с половиной года тому назад, 21 декабря 2016 года, в открытом доступе появились видеопоказания Ахмеда Закаева, которые с того времени только на ютьюбе посмотрело более полумиллиона человек, которые затем были процитированы различными СМИ (например, здесь), в которых он, Ахмед Закаев, собственной персоной, слово в слово говорит то, что затем, два с половиной года спустя, адвокат семьи Бориса Немцова Прохоров будет представлять в качестве так называемого «сенсационного протокола».

Наконец, уже не только Игорь Мурзин, не только Андрей Пионтковский, не только Леонид Мартынюк, даже не только Ахмед Закаев, но и сам Борис Немцов 1 марта 2012 года публично предупредил об угрозе операции «Сакральная жертва», накануне анонсированной Путиным.

Борис Немцов о «сакральной жертве» 01.03.2012

Борис Немцов, 01.03.2012: «Путин говорил о сакральной жертве, а я к этому отношусь очень серьезно. Если один из чекистов высокопоставленных (а чекистов бывших не бывает), которому подчинены все спецслужбы, говорит о том, что готовится покушение на одного из лидеров оппозиции, то это значит, что, во-первых, он обладает такой информацией – о том, что это покушение готовится, а, во-вторых, если он не предотвращает подобного рода покушение, а у него все возможности для того, чтобы его остановить, есть, то это значит, что он его и организовал. Поэтому, если что-то случится, в том числе и с членами оргкомитета, то вы должны знать, кто, собственно, все это и организовал».

Борис Немцов говорил тогда о покушении на одного из лидеров оппозиции, не только отталкиваясь от публичного заявления Путина 29 февраля 2012 года, но и опираясь на информацию, полученную им лично от Ахмеда Закаева 28 февраля 2012 года, о планах покушения в том числе непосредственно на него.

Несколько «риторических» вопросов
Автор этих строк не собирается, естественно, задавать риторических вопросов о том, почему же т.н. «ревнители дела Бориса Немцова» – Прохоров и Кара-Мурза – при нынешней публикации документа с показаниями Ахмеда Закаева ни словом не упомянули ни И.Мурзина, ни А.Пионтковского, ни Л.Мартынюка, ни самого А.Закаева – всех тех людей, кто уже не раз публично рассказывали о планах убийства Бориса Немцова, причем задолго до внезапно пробудившейся активности нынешних «ревнителей».

Автор этих строк также не собирается задавать вопрос, почему т.н. «ревнители дела Немцова» не попробовали приобщить ни один из упомянутых выше документов, рассказывавших об инициаторе и заказчике преступления, ни к следственному делу об убийстве Немцова, ни к материалам процесса в Московском военном окружном суде.

Автор этих строк не собирается задавать даже вопрос, почему т.н. «ревнители дела Немцова», называющие себя близкими соратниками, друзьями, продолжателями дела погибшего, в течение четырех с половиной лет после убийства полностью игнорировали и продолжают игнорировать заявление самого Немцова от 1 марта 2012 года. Почему они не распространили видео с предупреждением от самого Немцова на сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ в Люксембурге 7 июля 2019 г. Или раньше. Почему за четыре с половиной года со времени убийства Немцова они не опубликовали предупреждение Немцова даже на сайте журнала The New Times. Почему они не потребовали приобщить этот, важнейший документ, к следственному делу об убийстве Немцова и к материалам уголовного процесса.

Еще раз повторюсь: автор этих строк не собирается задавать таких, прямо скажем, совершенно риторических вопросов.

Почему Прохоров ждал два года?
Автор этих строк задает другой, более приземленный, вопрос: а почему опрос Ахмеда Закаева, текст которого опубликован 7 июля 2019 года, был проведен Прохоровым только 4 октября 2018 года?
А не сразу же после убийства Немцова, когда информация о готовившейся Путиным операции «Сакральная жертва» стала известной многим в окружении погибшего?
Почему опрос Ахмеда Закаева не был произведен Прохоровым еще 17 июля 2016 года, на следующий же день после публикации статьи А.Пионтковского «Убийство, отложенное на три года» с детальным изложением информации, полученной от руководителя чеченского правительства?
Наконец, почему опрос Ахмеда Закаева не был произведен Прохоровым 22 декабря 2016 года, на следующий же день после появления видеорасследования Л.Мартынюка с заявлением самого Закаева?

Почему Прохоров ждал, как минимум, два года?

Представьте себе на мгновение, что свидетельские показания Ахмеда Закаева, указывающие на Путина как инициатора и заказчика преступления, оформленные надлежащим образом, направляются следователю Николаю Тутевичу (а также судье Юрию Житникову) не в ноябре 2018 года и публикуются хотя бы в том же The New Times не в июле 2019 года, когда процесс уже полтора года как закончен, обвиняемые осуждены и отправлены в лагеря, а общество большей частью уже забыло о преступлении. Представьте себе, что свидетельские показания Ахмеда Закаева обнародуются осенью-зимой 2016 года, когда судебный процесс только начат, когда внимание общества привлечено к каждому его заседанию, когда вся страна – вслед за адвокатами обвиняемых и пострадавших – обсуждает не только то, кто мог быть исполнителем убийства, но также и то, кто был заказчиком преступления века?

Представили?
И каков теперь ваш ответ, почему адвокат Прохоров не произвел опрос Ахмеда Закаева в декабре 2016 г.? И отложил его на два года, до того времени, когда общественный резонанс от появления этой информации оказался радикально ослаблен?

Конечно, можно вспомнить, что в ходе судебного процесса адвокат Прохоров все же предложил судье Житникову провести опрос свидетелей Закаева и Пионтковского по скайпу. Но тот взял и отказался.

И что же тогда Прохоров? А ничего – на нет и суда нет. Никаких иных попыток предложить показания Закаева он больше тогда не предпринимал. То есть действовал строго по той же схеме, какую не раз критиковал, ссылаясь на следователей, постучавшихся в калитку Геремеева, и которые, получив отказ, повернулись и ушли. Вот так же и адвокат Прохоров, «постучавшийся в калитку» судьи Житникова и получивший от него отказ, «повернулся и ушел». Есть ли какая-либо разница между кремлевскими следователями и адвокатом Прохоровым?

Общественный интерес представляет, естественно, вопрос, а что же произошло за эти два года, что заставило Прохорова все же «вернуться к следственной калитке» с письменными показаниями Ахмеда Закаева тогда, когда судебный процесс давно закончился?

Почему Прохоров не сделал все это в 2016 году?
Но еще больший интерес вызывает вопрос, а что же помешало Прохорову совершить все те действия, что он предпринял в октябре 2018 года, прямо тогда же, в декабре 2016 года, и получить письменные показания Закаева два с лишним года тому назад?

Допустим даже, что тот же судья Житников отказался бы тогда приобщить к материалам судебного процесса и письменные показания Закаева и их видеозапись. Тогда наш геройский адвокат «опубличил» бы их на страницах любимого журнала The New Times, а быстрокрылый Кара-Мурза распространил бы их – причем прямо тогда же, во время уголовного процесса по убийству Немцова, везде, где он регулярно бывает, – в Люксембурге, Страсбурге, Брюсселе, Стокгольме, Лондоне, Вашингтоне. А также воспроизвел бы их сканы в столь ценимой им «Вашингтон Пост», регулярно публикующей произведения плодовитого автора.

Представляете, какой общественный резонанс был бы тогда и в России и мире?

Но ни Прохоров, ни Кара-Мурза, ни Немцова не предприняли ни одной попытки получить письменные показания Ахмеда Закаева ни в 2016 году, ни в 2017 году – пока шел судебный процесс, на котором, как многократно жаловалась и продолжает жаловаться указанная троица, «инициаторы и заказчики преступления не были установлены».

Но у тройки «ревнителей» были все возможности помочь следствию и суду установить заказчиков. А если те отказались бы, то тройка могла бы сделать это самостоятельно. Более того, и Игорь Мурзин, и Андрей Пионтковский, и Леонид Мартынюк со своей стороны делали все возможное по идентификации «инициаторов и заказчиков» преступления и предлагали свою помощь. Но эта помощь тройкой «ревнителей» была отвергнута. И тот же Ахмед Закаев, как только получил запрос, сразу же на него откликнулся и тут же представил свои показания. Все это можно было сделать не в 2018-19 годах, а много раньше, самое позднее, в 2016 году.

Почему же Прохоров не стал делать это тогда, когда можно было воздействовать на ход процесса, на мнение присяжных, на общественное мнение в стране? А сделал это только тогда, когда влияние публикуемых показаний Закаева на ход процесса и мнение присяжных оказалось равно нулю (поскольку суд закончился уже два года тому назад), а потенциальное воздействие на общественное мнение в стране опустилось до минимального?

То, что следствие и суд не захотели устанавливать «инициаторов и заказчиков», это понятно. А почему этому воспротивились Прохоров, Кара-Мурза, Немцова? Ведь не потому же, что этой «сенсационной» информации у них не было. Она была, причем не только у них, она имелась уже в публичном пространстве. Как минимум, с середины 2016 года. Получается, что не только Кремль, но и Прохоров, Кара-Мурза, Немцова не хотели установления «инициаторов и заказчиков» убийства. И приобщения этой информации к материалам следствия и судебного процесса. И обсуждения ее в общественном пространстве.

Как вы думаете, почему?

То, что письменные показания Ахмеда Закаева в конечном счете оказались опубликованными, это безусловно плюс. Но тут же возникает вопрос: а почему только сейчас?

Эти же показания были даны Ахмедом Закаевым и подписаны им еще 4 октября 2018 года, девять месяцев тому назад!
Еще в ноябре 2018 года они были переданы следователю Н.Тутевичу и приобщены к материалам дела.
Что мешало «опубличить» эти материалы сразу же, именно тогда, в ноябре?
Почему они не были обнародованы позже, например, на очередную годовщину убийства Бориса Немцова в феврале 2019 года?
Почему они не были опубликованы еще позже, в процессе подготовки доклада Э.Зингериса в рамках ПАСЕ?
Почему уже готовые, подписанные, оформленные, официально приобщенные к материалам следствия, показания Ахмеда Закаева «мариновались» столько времени?
Почему они были «вброшены» в публичное пространство только сейчас, в июле 2019 года?

Зачем Прохорову понадобился второй протокол?
Но на самом деле ситуация еще хуже.
Ведь Ахмед Закаев впервые дал свои показания Прохорову вовсе не 4 октября, а еще 25 апреля 2018 года. То есть один год и два с лишним месяца тому назад!
Иными словами, «адвокат Прохоров», «соратник Кара-Мурза», «дочь Немцова» «мариновали» уже полученные письменные показания Ахмеда Закаева об «инициаторе и заказчике» убийства Бориса Немцова более 14 месяцев!
Почему?

Причем никакой принципиально новой содержательной информации в показаниях Ахмеда Закаева за прошедшие почти полгода между двумя опросами – между 25 апреля и 4 октября, кажется, не появилось.
4 октября 2018 года Ахмед Закаев в целом повторил свои показания, данные им 25 апреля 2018 г.
Те же самые, какие можно видеть в видеоматериале Л.Мартынюка от 21 декабря 2016 г.
Те же самые, какие воспроизведены в выше процитированных статьях А.Пионтковского.
Те же самые, о каких Ахмед Закаев рассказал Андрею Пионтковскому и Борису Немцову еще 28 февраля 2012 года.

Зачем же Прохорову понадобилось проводить повторный опрос А.Закаева?
Чем ему не понравилась первая версия его показаний?

Сопоставление двух протоколов опросов Ахмеда Закаева – от 25 апреля и 4 октября – показывает, что с содержательной точки зрения, за исключением малосущественных деталей, они практически идентичны.
Кроме двух мест.

В протоколе от 4 октября появились два отрывка, отсутствовавшие в протоколе от 25 апреля. В цитатах ниже эти новые вставки выделены красным цветом.

1) Вопрос В.Ю. Прохорова: При каких обстоятельствах Вами были получены вышеуказанные сведения? Кто является источником полученной вами информации? Почему можно доверять полученной вами информации?
Ответ А.Х.Закаева: По соображениям безопасности источников я не могу раскрыть свои источники, поскольку это поставит под угрозу их жизни. Этим источникам можно доверять, потому что это была не единственная информация, полученная из этих источников, и она всегда подтверждалась. И, к сожалению, информация о готовящемся убийстве Немцова тоже впоследствии подтвердилась. Если будет проведено независимое международное расследование убийства политика и государственного деятеля и моего друга Б.Е. Немцова при условии сохранения строгой конфиденциальности для сохранения жизни и обеспечения безопасности источников, я готов предоставить эту информацию о моих источниках.

2) Вопрос В. Ю. Прохорова: Известно ли вам, имелся ли у нынешнего руководства Чеченской Республики мотив для устранения Б. Е. Немцова?
Ответ А. Х. Закаева: Нет, у нынешнего руководства не было собственной мотивации. Но в данном случае, с убийством Бориса Немцова они выполняли приказ Золотова и высшего российского руководства. Я абсолютно уверен в том, что, не имея на то приказа сверху, они не решились бы на организацию убийства Бориса Немцов.

Получается, что второй опрос и соответственно его протокол потребовались Прохорову для получения от Ахмеда Закаева информации по двум вопросам:
1) максимум данных об источниках информации Закаева в Чечне, а также получение его согласия на раскрытие этих источников в случае проведения международного расследования;
2) публичное подтверждение отсутствия у Кадырова личной мотивации в убийстве Бориса Немцова.

Поскольку международное расследование убийства Бориса Немцова в настоящее время не проводится, не планируется и, строго говоря, юридически невозможно – до, как минимум, получения согласия на это со стороны российских властей, то получение любой дополнительной информации об источниках Ахмеда Закаева в Чечне необходимо не международному расследованию, которого нет и не ожидается. Такие данные, очевидно, нужны тем лицам и тем организациям (ФСБ?), какие хотели бы понять, каким образом и через кого чрезвычайно чувствительная информация, обсуждаемая в руководстве России и Чечни, в том числе по планированию операций по убийствам, утекает к оппозиционерам. И, следовательно, как можно было бы купировать такую утечку.

Что же касается второго пункта – об отсутствии у Кадырова собственной мотивации в убийстве Бориса Немцова, то это утверждение полностью опровергает совместную позицию Прохорова, Кара-Мурзы, Немцовой, в течение ряда лет настаивавших на том, что это именно Рамзан Кадыров имел личную мотивацию убить Немцова. Более того, все трое абсолютно нетерпимо относились и относятся к тем авторам, называемым ими конспирологами, кто сомневался в наличии такой мотивации у Кадырова, и кто называл инициатором и заказчиком убийства именно Путина.

Например, именно Немцова пыталась запретить подготовку и выпуск фильма Л.Мартынюка «Совсем не факт, что человека надо убивать», потому что автор видел в качестве заказчика убийства именно Путина, а Немцовой, называвшей это бездоказательной версией, это очень не понравилось:

В свою очередь, Кара-Мурза называл расследование И.Мурзина, опровергающее официальную версию, бредом и конспирологией, автору которых он не подаст руки:

Михаил СоколовА что вы скажете конспирологам, которые выдумали уже массу версий, которые опровергают официальную версию об убийстве этой группой чеченцев? У вас есть объяснение какое-то, что им, собственно, можно сказать сейчас?
Владимир Кара-МурзаВы знаете, честно говоря, мне нечего сказать этим людям. Я не знаю, зачем выдумывать весь этот бред, всю эту конспирологию…
Мне, честно говоря, этим людям сказать нечего. Я больше вам скажу, я руки этим людям не подам, которые занимаются этими вещами, вместо того чтобы заниматься реальными проблемами, которые связаны с расследованием и судом…

Прохоров же привел в зал суда лжесвидетеля И.Яшина, утверждавшего, что угрозы Борису Немцову исходили только от Рамзана КадыроваВсерьез Немцов опасался только одного человека — Рамзана Кадырова, — говорит Яшин. — Он понимал, что он создает проблемы ярославским политикам, что создает проблемы оппонентам в Москве, но всерьез угрозы он ожидал от Рамзана Кадырова.

Радикальное, на 180 градусов, изменение позиции Прохорова, Кара-Мурзы и, очевидно, Немцовой относительно роли Путина в убийстве Немцова, случившееся как гром среди ясного неба в последние пять дней (начиная с 6 июля), естественно, требует понимания, почему это произошло.

В самом деле – в течение четырех с лишним лет вся тройка наотрез отрицала какое-либо участие Путина в убийстве Немцова и лишь мягко намекала о препятствиях, чинимых Путиным проведению расследования. Всего десять дней тому назад, активно комментируя одобрение ПАСЕ доклада Э.Зингериса и принятие ею соответствующей резолюции от 27 июня 2019 года, и Прохоров и Кара-Мурза продолжали гнуть ту же самую линию, что и все предыдущие годы, – в убийстве Бориса Немцова виновен лишь Кадыров.

И вдруг все переменилось.
Внезапно они стали публиковать в России, передавать в ОБСЕ и энергично пропагандировать по всему миру показания Ахмеда Закаева, в юридической форме впервые данные им еще в апреле прошлого года, а в виде интервью – еще в декабре 2016 года, до недавнего времени не использовавшиеся ими ни в следственном деле, ни в судебном процессе, ни в общественном обсуждении.
Внезапно и срочно они назвали «сенсационным» протокол опроса Ахмеда Закаева, которому присвоили кричащий заголовок «План по ликвидации Немцова готовился Путиным, Золотовым, Кадыровым».

Почему?
Что случилось?
В чем цели осуществляемой на наших глазах спецоперации?

Оригинал

Государственная судмедэкспертиза: убийц Немцова было двое

Постепенно выявляются новые (т.е. подтверждаются старые) подробности убийства Бориса Немцова.

Опубликовано Заключение по итогам проведения Комплексной судебно-медицинской (медико-криминалистической) экспертизы №204/15мк – 262/15сп по уголовному делу №403114 («Убийство Бориса Немцова»). Судмедэкспертизу проводило Медико-криминалистическое отделение Государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Бюро судебной экспертизы». Экспертиза проводилась с 24 апреля по 21 мая 2015 г.

Заключение государственной судмедэкспертизы подписали:
— государственный судебно-медицинский эксперт Гусев Михаил Геннадьевич, врач – судебно-медицинский эксперт, имеющий высшее медицинское образование, стаж работы по специальности «судебно-медицинская экспертиза» свыше 25 лет, высшая квалификационная категория по специальности «судебная медицина»;
— государственный судебно-медицинский эксперт Зорин Юрий Васильевич, эксперт-химик зональной спектральной лаборатории ГБУЗ БСМЭ ДЗМ, образование высшее химическое, специальность «судебно-медицинская экспертиза», стаж работы по специальности 3 года.

При экспертизе также присутствовали лаборанты Куделина Н.В и Соломаха Д.М.

На 17 страницах документа эксперты подробно представляют характер проведенного ими исследования – описания повреждений тела и одежды, раневых каналов, обнаруженных пуль, химических элементов в краях повреждений.

Заключение завершается следующим итоговым выводом:

По результатам исследования выстрелы, причинившие повреждения на полупальто и соответствующие им раны, явно делятся на две группы. Группа 1 – выстрелы, причинившие раны 3, 5, 8; группа 2 – выстрелы, причинившие раны 6 и 7. В качестве объяснения этому факту можно высказать ряд предположений:
– выстрелы производились отличными друг от друга по своим характеристикам боеприпасами;
– выстрелы производились с использованием специального приспособления для стрельбы (глушителем);
– выстрелы производились из различного оружия
.

Учитывая время, в течение которого Б.Немцов и А.Дурицкая находились в «видеотени» мусороуборочой машины (2 секунды), выстрелы из различного оружия были произведены двумя разными лицами: первым стрелком, выбежавшим из-за мусороуборочной машины и прыгнувшим в подъехавший легковой автомобиль, и вторым – так называемым «Виктором М.» («Евгением Молодых»), подошедшим к упавшему Немцову примерно через полторы минуты после первых выстрелов. Он находился у Немцова и совершал манипуляции с его телом в течение примерно 4 минут.

Поскольку после первых выстрелов Борис Немцов был еще жив, и поскольку в спецоперации потребовалось участие второго стрелка, то, очевидно, что непосредственным убийцей Бориса Немцова и является этот самый «Виктор М.» («Евгений Молодых»).

Версия о двух стрелках была выдвинута 3 марта 2015 г., более подробно она была изложена на этих страницах 5 марта 2015 г.

Наиболее детально участие двух стрелков-убийц описал Игорь Мурзин в работе Борис Немцов — сакральная жертва, а также в серии последовавших материалов. В своем последнем тексте А теперь я называю первые 7 человек, кто принимали участие в убийстве Немцова И.Мурзин назвал имена семи лиц, непосредственно причастных к убийству Б.Немцова, первым из которых идет «Евгений Молодых».

Обнародование Заключения государственной судмедэкспертизы не только подтверждает главные результаты общественного расследования, проводимого в течение последних почти пяти лет. Оно также привлекает внимание к действиям в течение всего этого времени гг. В.Прохорова, Ж.Немцовой, В.Кара-Мурзы. Как адвокат потерпевшей стороны В.Прохоров не мог не знать результатов государственной судмедэкспертизы, появившейся в уголовном деле об убийстве Б.Немцова еще в мае 2015 г., и не мог не довести, по крайней мере, ее главных выводов до своего клиента – Ж.Немцовой и своего постоянного спутника В.Кара-Мурзы. Таким образом, в течение нескольких лет В.Прохоров, Ж.Немцова, В.Кара-Мурза знали результаты государственной судмедэкспертизы, в соответствии с которыми убийц Бориса Немцова было двое, причем ни один из них не был Зауром Дадаевым.

Несмотря на это в течение всего этого времени указанные гг. В.Прохоров, Ж.Немцова, В.Кара-Мурза не только настаивали на виновности З.Дадаева, имевшего бесспорное алиби, но и вели агрессивную дезинформационную кампанию по распространению в России и мире фальшивой версии об убийстве Бориса Немцова.

Как стало известно недавно, указанные гг. совместно оказывали беспрецедентное давление на авторов доклада ПАСЕ, требуя изъять из него упоминание того факта, что стрелков-убийц Б.Немцова было двое. К счастью, это давление не сработало, и сейчас доклад ПАСЕ содержит объективное описание картины убийства:

5.7. The forensic medical experts accounted for the inconsistencies by postulating that the shots fell into two distinct groups, possibly distinguished by the use of two different guns, implying two gunmen.

5.7. Судмедэксперты объяснили эти несоответствия, установив, что выстрелы делятся на две различные группы, возможное различие между которыми объясняется использованием двух разных пистолетов, что подразумевает наличие двух стрелков.

Ниже воспроизводится копия текста Заключения по итогам проведения Комплексной судебно-медицинской (медико-криминалистической) экспертизы №204/15мк – 262/15сп по уголовному делу №403114.

Оригинал

В Комментариях:


danko_
04 декабря 2019 | 10:37

Реальные убийцы Немцова в Кремле сидят.
И то, что нашисты в день приезда туда Путина расстреливали портреты Немцова, Навального и прочих оппозиционеров, а накануне буквально на Арбате был вывешен портрет оппозиционеров с надписью «иностранные агенты», тому доказательство.
А исполнители любые могли быть, когда в стране обстановка агрессии, то подонков на совершение преступления легко найти.
Как и отключить камеры и направить туда машину для уборки снега, которого в тот день не было, а занимается этим служба ФСО.

vezdehod104 декабря 2019 | 14:44

убийц Немцова было двое
=================================================================================
Где же ты раньше был Андрей и не сообщил, что их было двое и — оба, до сих пор живут?
Главное, что Заказчик знает об этом, но предпочитает их не убир

(Link)
Re: Очень мелкие изображения, порча видео.

From: Елена Васильева Date: December 3rd, 2019 11:16 pm (UTC)

Вот тут есть и замедленные видео и увеличение по материалам Мурзина, что делал 2й стрелок все видно

Elena Vasiljeva

Кто убил Немцова? Говорил ли правду Яшин? Мнение Елены Васильевой на основе камер наблюдения.

Настоящий доклад с материалами Немцова здесь (есть английская версия) — https://bitly.su/TClJ

Игорь Мурзин называет первые 7 фамилий, причастных к убийству Немцова — https://bitly.su/ppVUH

Список грузов-200 здесь — http://gruz200.zzz.com.ua/