«Инвестклимат в России определяется ФСБ»: Сергей Гуриев о новом правительстве и «конституционном самоперевороте»

«Инвестклимат в России определяется ФСБ»: Сергей Гуриев о новом правительстве и «конституционном самоперевороте»

Сергей Гуриев

Сергей ГуриевФото Олега Яковлева/RBC/TASS

Экономист Сергей Гуриев в разговоре с Forbes дал оценку новому составу правительства, реформе конституции, а также назвал главную проблему российской экономики сегодня

Экономист Сергей Гуриев прокомментировал Forbes последние изменения в правительстве России и поправки к конституции. По его мнению, новое правительство может улучшить инвестклимат, но сейчас в России он в большей степени зависит от правоохранительных органов, ФСБ и Кремля. Гуриев дал несколько советов новому кабинету министров. Среди них —изучить программу Навального, отменить контрсанкции и перестать тратить деньги на пропаганду.

Как вы оцениваете новое правительство и распределение полномочий в нем? Сейчас, к примеру, первый вице-премьер Андрей Белоусов не курирует Министерство финансов.

В правительстве традиционно силен финансовый блок. И то, что Антон Силуанов больше не является первым вице-премьером, должно было быть как-то компенсировано. Именно этим я объясняю тот факт, что Андрей Белоусов не стал сверхмогущественным вице-премьером.

Белоусов запомнился несколькими инициативами, которые не понравились бизнес-сообществу. К примеру, он предложил изъять полтриллиона доходов у отдельных компаний для выполнения майского указа. В связи с этим вопрос — его назначение первым вице-премьером, который курирует экономический блок, — какой сигнал для бизнеса?

Инвестклимат в России определяется не экономическим блоком правительства, а ФСБ. Для российских и иностранных инвесторов важнее не ставки налогов или регулирование, а аресты и силовой отъем активов. К сожалению, на своей предыдущей должности Андрей Рэмович [Белоусов], по слухам, не помог Майклу Калви и его партнерам остаться на свободе. Возможно, что это неправда. Но и громких заявлений о недопустимости того, что произошло, мы от помощника президента по экономике не услышали.

С другой стороны, насколько я понимаю, ни у кого нет сомнений в том, что Андрей Белоусов — человек честный и порядочный. И никто не ожидает, что вдруг выяснится, что у него есть какие-то необъяснимые сверхдоходы. Какие бы у него ни были странные идеи, инвесторы знают, что это не потому, что он хочет заработать на новый дворец.

Вполне возможно, что он в новом качестве сможет сделать гораздо больше для реализации нацпроектов и повышения роли государства в экономике. Но это вопросы второго порядка по сравнению с разгулом коррупции и всевластием так называемых правоохранительных органов — а с этим он ничего сделать не сможет.

В новом составе правительства есть люди, которые заняли высокие посты, перескочив несколько ступеней в государственной иерархии. Можно ли говорить о том, что это правительство временное?

То, что премьер-министр привел в команду людей, с которыми много работал, — это нормально. Потому что у него огромная повестка дня, ему нужно реализовать нацпроекты, то, что правительство Медведева не смогло сделать. И для этого ему нужны люди, на которых он может положиться.

Я не знаю, временное это правительство или нет, но то, что и как происходит с изменениями в конституции, показывает, что у Кремля есть какой-то непонятный нам план. Странная спешка с принятием поправок в конституцию подсказывает, что, вполне возможно, все произойдет не совсем так, как написано в нынешнем варианте конституции. Может быть, выборы состоятся не в 2024 году, а раньше. Возможно, что это правительство будет не столь долгосрочным. С другой стороны, в России никогда невозможно угадать, сколько будет работать то или иное правительство.

Повлияют ли поправки в конституцию на инвестиционный климат? Нет, не повлияют. То, что рынки не отреагировали на новости об изменениях в конституцию, — это нормально. Потому что для инвесторов это не событие. Они хорошо понимают, что Путин хочет оставаться у власти настолько долго, насколько сможет. Как до поправок Путин управлял страной, так и после их принятия он собирается управлять страной. И когда он перестанет управлять страной, это будет не потому, что конституция запрещает ему это делать.

Я согласен, что проводить поправки таким образом, как это предлагается сейчас, — это конституционный переворот. По духу поправок он изменяет главы 1 (основы конституционного строя), 2 (права и свободы человека и гражданина).

Но в соответствии с главой 9 (конституционные поправки и пересмотр конституции), если вы меняете главы 1 и 2, то абсолютно точно нужно созвать Конституционное собрание. Это не планируется. Поэтому мы являемся свидетелями откровенного нарушения конституции, переворота, точнее, как это называется в политической науке, самопереворота (self-coup или autogolpe).

Новое правительство может улучшить инвестклимат?

Главная задача нового правительства — это потратить деньги на нацпроекты, которые правительство Медведева пока не смогло запустить. При этом, так как нужно потратить 25 трлн за три или четыре года, тот масштаб воровства, который при этом развернется, может поразить воображение. И здесь уже вопрос не к Мишустину, а к правоохранительным органам, которых контролирует не глава правительства.

Правительство может улучшить инвестиционный климат при помощи интенсификации работы «регуляторной гильотины» (пересмотр и отмена старых нормативно-правовых актов, регулирующих работу бизнеса в России. — Forbes). Эта работа началась еще при прошлом правительстве, если Мишустин будет воспринимать всерьез эту работу и продолжит ее, то, конечно, это будет серьезное улучшение инвестклимата. Но, повторюсь, что главная проблема в российской экономике — это не регулирование и не налоги, а посадки и отъем бизнеса.

Как вы считаете, из-за чего все-таки правительство отправилось в отставку? Есть несколько версий, почему это произошло. К примеру, потому что Медведев не справился с выполнением майских указов. Еще одна версия — несогласие Медведева с предложенной Путиным реформой конституции.

Я думаю, что правительство отправили в отставку, потому что председатель правительства был крайне непопулярен. После расследования Алексея Навального «Он вам не Димон» прошло несколько массовых митингов за то, чтобы Медведева отправить в отставку. В этом смысле Алексей Навальный добился своего. Если посмотреть рейтинг самых популярных роликов на канале Навального – это ролики про Медведева, Чайку и Сергея Приходько. Все они существенно потеряли свои посты (Приходько стал помощником премьер-министра, Медведев — зампредом Совета безопасности, Чайка — полпредом президента в Северо-Кавказском федеральном округе. — Forbes).

Владимир Путин вынужден заменять непопулярные фигуры – ведь у него самого проблемы с рейтингом. Вы знаете, что ФОМ перестал публиковать электоральный рейтинг президента. Это важная новость. В последнем рейтинге, опубликованном в январе, электоральный рейтинг Путина был 45%, меньше 50% (опрос проводился 11-12 января). Поэтому логично, что Путин отправил непопулярное правительство в отставку.

Что бы вы посоветовали новому правительству?

Основные проблемы российской экономики не связаны с работой правительства, а относятся к компетенции Кремля, ФСБ и остальных так называемых правоохранительных органов. Например, нужно закрыть уголовное дело Майкла Калви, это важный сигнал для всех инвесторов. Необходимо немедленно отменить контрсанкции (формально это полномочия правительства, но, скорее всего, решение о контрсанкциях принимает Кремль). В целом в нормальной стране ответ на вопрос «что делать» был бы очень простой.

У вас есть правительство, которое не справляется с выполнением своих обещаний. Майские указы 2012 года не выполнены, майские указы 2018 года тоже не выполняются. Поэтому бессмысленно обсуждать его обещания — нужно поменять людей во власти, провести честные выборы и дать возможность оппозиции решить стоящие перед страной проблемы.

Раз уж я упомянул Алексея Навального, у него есть и короткая программа («не врать и не воровать») и длинная (с конкретными предложениями реформ). Я согласен не со всеми ее положениями, но если выполнить эту вполне реалистичную программу, то российская экономика, безусловно, начнет расти гораздо быстрее.

Еще один простой совет, которой должен понравиться вам как журналистам: отменить принятые в последние годы ограничения для СМИ и интернета, перестать тратить деньги на госпропаганду. В частности, отменить закон, который запрещает иностранцам владеть СМИ.Редакция рекомендует

Вы говорите о том, что нужны новые люди во власти. Но не получится ли так, что не люди изменят систему, а система их? Не думаете ли вы, что приход новых людей ничего не изменит?

Все может быть. Но, повторюсь, главными в России являются не премьер и вице-премьер, а другие люди. Поэтому приход новых людей на должность министра экономики, или вице-премьера, или премьера ничего кардинально не меняет. С другой стороны, Андрей Белоусов в системе очень давно, а дворцов у него нет. Или Максим Орешкин (бывший министр экономического развития, теперь — помощник президента) — нельзя сказать, что он добился выполнения майского указа 2018 года. Но никто не слышал и о том, чтобы он брал взятки.

С другой стороны, конечно, вы не можете быть членом правительства и не соглашаться с Владимиром Путиным по вопросам внутренней и внешней политики. Более того, я бы рекомендовал не портить отношения с руководством ФСБ или «Роснефти».

Источник

С.Пархоменко: Мы имеем дело с крупномасштабным злоупотреблением российским чиновником своим служебным положением / Суть событий / Сергей Пархоменко // 07.02.20

Ломается Конституция, демонтируется конституционный строй. Вот есть такой спор, надо ли это называть антиконституционным переворотом? Да переворотом, наверное, не надо. Я бы назвал демонтажом конституционного строя.

С.Пархоменко― А придется. И придется мне, конечно, начать с того, что два последних дня, наверное, является самым большим, самым шумным событием. Хотя, конечно, сравнить это с процессом дальнейшего, я бы сказал, демонтажа российского конституционного строя, который у нас происходит в России, о чем мы, может быть, поговорим чуть попозже, по значению, конечно, сравнить нельзя, но по яркости можно.

Я говорю о совершенно поразительных событиях, которые происходят вокруг вновь назначенного премьер-министра России господина Мишустина, который внезапно озаботился своей репутацией, что само по себе совершенно невиданная в последние годы в России история. Мы помним, что другие премьер-министры обычно говорили: «Это какой-то компот…», а мэры больших городов говорили что-то про «прикрываясь бумажками». В общем, старались сделать вид, что ничего этого не существует.

С.Пархоменко: Мы имеем дело с крупномасштабным злоупотреблением российским чиновником своим служебным положением

Мишустин, наоборот, предпринимает большие усилия, используя крупные авторитетные российские СМИ, для того, чтобы отвечать на те обвинения в коррупции, которые против него были выдвинуты немедленно после его назначения.

Суть событий / Сергей Пархоменко // 07.02.20

Прежде всего, с этими обвинениями выступил ФБК, Алексей Навальный. Как вы помните, они обнаружили там колоссальную совершенно недвижимость, записанную на семью Мишустиных, главным образом на его сестру, на его родителей, на его детей. Причем эта недвижимость была тогда, когда эти дети были еще, что называется, несовершеннолетними.

🔥 Доходы Мишустина. Рейтинг землевладельцев Рублевки. Кремль зовет голосовать
«По фактам» с Любовью Соболь:
— инвестиционный фонд UFG, в котором раньше работал Михаил Мишустин, раскрыл уровень доходов нового премьер-министра
— по заявлению UFG, Мишустин и его семья получили от фонда более 30 млн долларов; — издание «Проект» выпустило «путеводитель по Рублевке»
— большое исследование о том, кто из чиновников владеет элитной недвижимостью в поселках рядом с Рублево-Успенским шоссе;
— «Ведомости»: по плану Кремля, явка на голосование по поправкам в Конституцию должна составить более 50%, а поддержать поправки должны не менее 70% пришедших.

Кроме того там обнаружился совершенно поразительный чувак, который является таким — чуть не сказал душеприказчиком — не душеприказчиком, а деньгоприказчиком всей этой семьи на протяжении многих лет.

В общем, я не буду подробно всё это пересказывать, всё это висит — найдете легко — в YouTube, на сайте ФБК или в социальных сетях Навального. Найдите это расследование двухсерийное. Оно замечательно сделано. И, что для нас важно, оно битком набито бумагами, документами, которые там быстро-быстро мелькают, но при желании можно и стоп-кадр сделать и посмотреть внимательно, что там. Это выглядит всё очень убедительно.

Действительно, очень много документов собрано по поводу доходов, имущества и недвижимости Мишустина и его семьи, и все это складывается в совершенно очевидную, во всяком случае, очень яркую, очень ясную… слово «очевидно», наверное, неправильно, должны быть какие-то контраргументы, дискуссия должна продолжаться, поэтому ничего очевидного нет, есть убедительная — вот правильное слово — в убедительную складывается схему, которая убеждает любого зрителя, любого читателя этого расследования, что мы имеем дело со случаем крупномасштабной коррупции, крупномасштабным злоупотреблением российским чиновником своим служебным положением. И злоупотребление это не в каких-нибудь, а в совершенно отчетливых корыстных целях.

После этого, я помню, вышло несколько текстов, более-менее уверенно декларирующих, что это всё не имеет никакого значения. Я помню, даже такой хитрый знаток российской политики и тонкий аналитик всего, что вокруг нас происходит, как Глеб Павловский, цитировал одного балбеса, который писал, что это всё не имеет никакого значения, отвечать на это совершенно не нужно, это абсолютно в порядке вещей, это стало рутиной, это все девальвировано, произошла инфляция антикоррупционной борьбы, и это всё никому не нужно.

Как видите, с балбесами не все соглашаются. Есть крупные чиновники , которые предпринимают недюжинные усилия для того, чтобы избавиться от этих обвинений. И это само по себе очень хорошо.

Вот это первое, что по этому поводу можно сказать. Это правильный разговор, точнее, это разговор на правильную тему. Это разговор о том, что можно и чего нельзя чиновнику, это разговор о том, можно ли чиновнику оставаться на своем посту после того, как его обвинили в коррупции, это разговор о том, как к этому должно относиться общество.

С.Пархоменко: Правосудие безмолвствует, правоохранительная система бездействует

К сожалению, пока это не разговор еще о том, как к этому должна относиться правоохранительная система, как к этому должно относиться правосудие.

Правосудие в данном случае безмолвствует, правоохранительная система бездействует. Ничего по этому поводу совершенно не происходит. О’кей. Будем надеяться, что это только пока.

А дальше начинаются менее хорошие новости. Одна нехорошая новость лично для меня профессионального плана. Она связана с тем, что, например, то, что произошло с РБК, которое еще вчера было очень уважаемым и очень надежным по своей информации холдингом. А именно в РБК было опубликовано письмо вчера, по-моему (я уже немножко запутался в часовых поясах здесь) одного из руководителей компании, где работал Мишустин и где Мишустин заработал несметные бабки, хотя работал там крайне недолго: с мая 2008-го по апрель 2010 года.

Это инвестиционная компания UFG, что в переводе на русский язык означает Объединенная финансовая группа всего-навсего. И вот одна из руководителей этой компании ответила на вопросы РБК в виде письма, и это письмо было целиком опубликовано. И это ужасный факт в биографии РБК.

О.Бычкова― Почему?

С.Пархоменко― Ужасность этого факта заключается в том, что, как было сказано по множеству похожих поводов в других изданиях, на этом месте работа СМИ и работа журналистов должна начинаться, а не заканчиваться. Бывает, конечно, что разные СМИ на правах рекламы с надписью: «Реклама» или с надписью: «Партнерский проект» или еще как-нибудь велеречиво, но означает это одно и то же, публикуют тексты, не имеющие отношение к ним.

Вот у меня, например, есть Телеграм-канал «Пархомбюро». На нем время от времени публикуются рекламные сообщения. Я в свое время объявил, что я буду принимать и публиковать рекламные сообщения, а деньги все будут идти в пользу вольного сетевого общества «Диссернет», которое занимается, сами знаете, чем. И я время от времени это делаю с большим разбором, с капризами. Я присматриваюсь к тому, что мне предлагают. На что-то соглашаюсь, на что-то не соглашаюсь, но иногда это бывает. И там всегда написано: «Текст рекламный, его прислали…». Разыми словами бывает, но смысл всегда такой. Это не мой текст, мне прислали и я в рекламном виде его публикую. Это реклама.

Ничего подобного РБК не написало, оно его выдала за окончательный журналистский материал. Между тем, работа должна была только начинаться. Нужно было, несомненно, по правилам и законам этой профессии взять это письмо и на основании его осуществить research — осуществить поиски тех документов, которые к этому относятся.

Я обращаю внимание, что в этом письме нет ни одного документа, есть только заявление и сообщение его автора, которые все приняты на веру, изложены так, как они изложены, и ни у одного из них нет примечания, что это правдивое заявление, а это неправдивое заявление. А это странное заявление. А это заявление о том, что «так устроен международный бизнес», не соответствует действительности, потому что международный бизнес так не устроен. А эти деньги не соответствуют тому, что выше сказано, за что эти деньги заплачены и так далее. Всё это со всех сторон должно быть окружено и обвешано, собственно, журналистской работой. Ничего этого там нет.

О.Бычкова― Смотри, тут написано, что в этом материале информация о доходах Михаила Мишустина и его семейного траста указана в письменных ответах этой группы UFG, запрос РБК за подписью управляющего партнера Полины Герасименко. Вот РБК отправил запрос — они ответили.

С.Пархоменко: Это и есть форма коррупции, когда действующий чиновник продолжает получать доход от коммерческой структуры

С.Пархоменко― Прекрасно. Когда вы готовите какой-то материал о чем бы то ни было, является хорошей, правильной практикой и верным обыкновением, соответствующим тому, как устроена хорошая, серьезная мировая пресса, спрашивать другую сторону. В России, к сожалению, всё это слабо и плохо работает, потому что довольно часто, когда ты спрашиваешь другую сторону, другая сторона немедленно отправляется к заранее нанятому для этого, заранее коррумпированному эфэсбэшнику либо же прокурору, и дальше приходят в редакцию с обыском.

О.Бычкова― Стоп! Вот давай на этом красивом слове сделаем маленькую паузу на полминуты и продолжим.

РЕКЛАМА

О.Бычкова― Мы теперь продолжаем программу «Суть событий» с Сергеем Пархоменко. Итак, к ним приходят с обыском

С.Пархоменко― К ним приходят с обыском или к ним приходят с налоговыми претензиями или к ним приходят с погромом, как это бывает, например, в офисах ФБК. Поэтому, к сожалению, многие редакции предпочитают до того пока материал не выйдет, за комментарием и за ответом другой стороны на всякий случай не обращаться, а то ответ может быть очень неожиданный.

РБК обратился за этим ответом, РБК попросил ответ у другой стороны. Очень правильно сделал. И дальше это должно было погружено в работу РБК. РБК Обязан был опубликовать нечто, где было бы сказано: «Мы изучили то-то и то-то, по нашим сведениям дела обстоят так. Мы задали вопрос тем, кто имеет к этому отношение. Она нам это прокомментировали таким способом. Здесь их комментарии соответствуют действительности, здесь не соответствуют. Здесь их комментарии не отвечают на наш вопрос, а здесь отвечают». И так далее. Это часть их сервиса. Сервис, который оказываются своему читателю СМИ, заключается в этом — в том, что оно само выясняет, само проверяет, само верифицирует, само комментирует и само удостоверяет своим именем и своей репутацией те факты, которые оно публикует, сопровождая их в хорошем случае комментариями другой стороны.

Ничего подобного здесь не произошло. В голом виде опубликован пресс-релиз. Он написан нагло, сказал бы я. Он написан, в общем, с признанием большого количества того, в чем обычно не признаются.

Например обычно не принято признаваться в Российской Федерации, что чиновники тогда, кода они занимают достаточно высокий пост, на котором им запрещено заниматься бизнесом, переписывают свой бизнес на родственников фиктивно, продолжают этим бизнесом управлять, продолжают на него влиять, продолжают, в сущности, от него доход, только через банковские счета своей престарелой мамы, своего пенсионера папы, своих малолетних детей, своих, не имеющих никакого отношения, ни бельмеса в том не понимающих сестер, братьев, жен родственников, мужей и всякого прочего в зависимости от пола, возраста и социального положения этого конкретного чиновника. Это, надо сказать, работает как в мужскую, так и в женскую сторону. Бывают гениальные жены у российских чиновников, мэров и разных других людей. Бывают гениальные такие же мужья в тех случаях, когда сам чиновник — женщина. Так тоже бывает. Никакого сексизма прошу в этом не усматривать.

Ну вот, обычно это принято скрывать. Здесь написано это битым словом, что Мишустин переписал свой бизнес на свою маму и на свою сестру, и дальше они получали за него деньги. Собственно, это и есть нарушение закона, в сущности. Это и есть форма коррупции, когда действующий чиновник продолжает получать доход от крупной коммерческой структуры.

С.Пархоменко: Он был нанят за то, что он знает про кадастр и то, что он знает про особые экономические зоны в России

За что он продолжает получать доход? Давайте читать, что там написано. Это на самом деле поразительная опять же в своей наглости и своей откровенности вещь. Вот тут я вынужден буду зачитать некоторые куски из этого письма. Вы уж на меня не обижайтесь. Всегда по радио это выглядит не очень хорошо, когда зачитывают, но придется.

О.Бычкова― Но ты не увлекайся только длинными цитатами.

С.Пархоменко― Редакция спрашивает: «Почему Мишустин стал совладельцем этого UFG сразу после прихода в эту компанию?» Ответ: «Для того, чтобы ответить на вопрос, надо понимать, что если по мнению других партнеров приход в бизнес нового серьезного партнера с уникальным опытом и технологическими знаниями создаст добавленную ценность для компании, сопоставимую с долями других партнеров, то он получает долю. Иными словами, это некая доля за создание стоимости своим же трудом. Если хотите, партнеру дается право на 25% созданной его же трудом добавленной стоимости, так как главное для фонда — обеспечить доходность на капитал инвесторов. Не создашь ценность для инвесторов фонда, ничего не заработаешь, и твоя доля в 25% будет долей от нуля доходности.

В инвестиционных фондах ключевая ценность каждого партнера в его управленческом опыте, который он реализует в компаниях, знании целевых секторов инвестирования и точек дальнейшего роста для бизнеса, возможностей для расширения экспортного потенциала и повышения производительности компаний».

В переводе на русский язык это означает: компания UFG приобрела потрясающего специалиста, которые знает целевые сектора инвестирования и точки дальнейшего роста для бизнеса. И она с ним договорилась, что он будет там работать и повышать самим фактом своего присутствия ценность этой компании на протяжении многих лет. И по истечению этих лет — каких, кстати, написано в том же самом ответе, сказано: «Мы входим в проекты на 5… 8… 10 лет и стремимся вырастить объем, стоимость бизнеса в несколько раз и так далее». И в результате этого всего, если вдруг ценность компании вырастает, вот этим своим трудом, своим вкладом этот новый менеджер отрастил стоимость компании, то он имеет право на большой доход в размере этой самой его доли. А не отрастил, значит, доля будет от нуля.

То есть давайте разбираться. Во-первых, Мишустин там проработал меньше 2 лет. Во-вторых, а что это такое за поразительные, сногсшибательные знания, которые он принес, вот это потрясающая его чуйка по части инвестирования и всего остального? С 2004 года по 2006-й — 2 года перед этим Мишустин проработал Федеральном агентстве кадастра объектов недвижимости с 2006 по 2007 год, то есть непосредственно до прихода в эту компанию UFG — Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами. Вот и всё.

Это в точности в то, что прямо запрещено законом в большинстве, не побоюсь этого слова, цивилизованных стран. Я знаю про Францию, я знаю про США. Чиновник, побывавший на высоком посту государственной службы, не имеет права продавать свои знания, свои контакты, свои связи, свою включенность в разного рода отношения продавать бизнесу. На это существуют специальные ограничения.

В этой ситуации совершенно очевидно, что человек был нанят за свою записную книжку. Он был нанят за контакты, он был нанят за отношения. Он был нанят за то, что он знает про кадастр и то, что он знает про особые экономические зоны в России — вот то, что было важно. Он не инвестиционный банкир. Он не гениальный специалист по развитию бизнеса. Он просто кое с кем знаком, кое в чем в курсе и кое-куда вхож. Вот и всё. Он поработал там недолго, менее 2 лет. Но ничего страшного. Прошло не 5 лет, ни 8, ни 10, на которые рассчитана деятельность инвестиционной компании. Он проработал меньше 2 лет. Но ему сказали: «Чувак, ты не волнуйся, иди дальше, нанимайся куда хочешь. Продолжай делать свою карьеру. Мы будем платить твоей маме, мы будем платить твоей сестре.

С.Пархоменко: Люди продают данные, которые они получили на госслужбе

И в результате деньги, действительно, получают, по существу, подставные лица, на которых он переписал эту свою долю бизнеса. Получают ее как ни в чем не бывало. Да, они ее декларируют, ну и что? Они не имели права получать эти деньги, а он не имел права продавать свои знания частной компании таким образом. Это прямое, лобовое нарушение любой этики государственного служащего и любой этики крупного бизнеса. Это и есть коррупция, когда крупная компания покупает вчерашнего чиновника вместе с ее портфелем, вместе с его знакомствами, вместе с его взаимоотношениями.

О.Бычкова― А разве так не происходит во всех странах и в разным местах, в разных компаниях, когда разные чиновники, бывшие президенты страны, премьер-министры потом начинают дальше заниматься частным бизнесом?

С.Пархоменко― Не происходит, потому что это запрещено законом. Иногда этот закон бывает нарушаем. Тогда людей судят за это. Впрямую этого, несомненно, не происходит. Законодательство огромного количества стран прямо запрещает это, потому что это создает искушение для чиновника, потому что люди идут на государственную службу недолго, как в данном случае. Собственно, чего он там работал-то — с 2004 по 2008 год — 4 года всего. Он отбыл на государственной службе, а потом пошел продавать свои связи и знания — вот это и есть коррупция, это и есть коррупционноемкие отношения. В этом и содержится коррупционный потенциал.

И надо сказать, что сегодня огромное количество молодых людей в России говорят именно об этом: «Пойду на годик к какому-нибудь губернатору в аппарат помощником, чиновником, садовником, абсолютно кем угодно. Пойду схожу, попротираю штаны, похожу в галстуке с 9 до 6 на государственную службу. Зато потом выйду и пойду в частную компанию и продам там свою записную книжку. И то, что я наработал, то, что я себе накачал на государственной службе, это и будет основой моего существования».

Люди продают не свои знания, не свои умения, не свой талант, не свою уникальную бизнес-экспертизу. Они продают данные, которые они получили на госслужбе.

Частный случай этого — это то, что мы наблюдаем бесконечно. Просто маленький анекдот — это диссертации. В стране защищается колоссальное количество диссертаций из тех бумаг, которые прошли через руки чиновников.

Между прочим, такая же точно диссертация у Владимира Владимировича Путина. Вот он сидел в санкт-петербургской мэрии, через него проходили какие-то бумаги. Прошло какое-то время, и он из этих бумаг склепал себе диссертацию. Она по большей части не ворованная. Там украдена всего одна глава из старого американского учебника экономики. Но это не важно. Я сейчас не раскрываю ничего особенного, это давно известные сведения. Украдена всего одна глава, а всё остальное вот такое — не узнал, а насосал из тех бумаг, которые прошли через его руки просто механически, там нет никакой науки, там нет никакого специального знания. Там нет ничего, просто собрал некоторое количество бумажек.

Это смешно, это ерунда. Диссертация — это вообще ничто в сравнении с этими — сколько там Мишустин в результате заработал на этом — 36 миллионов долларов? Причем здесь диссертация? Ерунда какая. Но принцип абсолютно тот же: через его руки как чиновника проходили бумаги, связи, документы, отношения, решения, контакты, разговоры и так далее. Это он и продает частной компании.

В большинстве стран мира это запрещено законом. По меньшей мере, принято этого стыдиться, принято это скрывать. В данном случае это делается абсолютно в открытую, абсолютно в лоб. И, конечно, никакого ответа на обвинение в коррупции в этой бумаге нет. Это только начало работы, и это начало, несомненно, повлечет дальнейшие исследования, следы от которых мы уже видим и в заявления Навального, Леонида Волкова и так далее. Люди будут работать, и наработают, не сомневайтесь!

С.Пархоменко: Оставьте, пожалуйста, все эти иллюзии, что все это для какого-то преемника

О.Бычкова― Перерыв на несколько минут. Новости и небольшая реклама в программе «Суть событий». Затем продолжим.

НОВОСТИ.

О.Бычкова― Мы продолжаем программу «Суть событий». И Сергей Пархоменко продолжаем нам всё объяснять. Мы закончили с Мишустиным? Давай пойдем дальше.

С.Пархоменко― Пожалуй, да. Давай на этом месте остановимся, тем более, что эта тема долго еще будет жить, и нам еще много про это разговаривать и помнить про эту компанию УФЖ, про два волшебных года, что он там провел, про то как ему продолжали платить деньги после того, как он оттуда ушел — всё это мы будем с тобой обсуждать еще много-много раз, потому что это премьер-министр, не больше ни меньше.

И потому что этот премьер-министр — это хорошая новость, еще раз повторю — захотел, чтобы с его прошлым разбирались подробно. Очень хорошо, будем разбираться подробно, и будем надеяться, что не только РБК будет разбираться, которое на первом этапе выглядело и выступило, на мой взгляд, крайне в профессиональном смысле неубедительно.

Про что я хотел говорить дальше? Про Конституцию, разумеется.

О.Бычкова― Про Конституцию, конечно, да.

С.Пархоменко― Невозможно не говорить о событии, которое происходит, сейчас, в истории разных государств не так часто. Ломается Конституция, демонтируется конституционный строй. Вот есть такой спор, надо ли это называть антиконституционным переворотом? Да переворотом, наверное, не надо. Я бы назвал демонтажом конституционного строя.

Вот последовательно в России демонтировались разного рода элементы демократия, элементы народовластия, когда становилось все меньше выборов, когда выборы играли все меньшую роль, когда постепенно была демонтирована система многопартийности, когда выяснилось, что не избиратели, а совершенно другие люди управляют тем, кто может быть выдвинут на выборах в качестве кандидата, были построены эти фильтры и так далее. Что это такое? Это демонтаж инструментов, институтов народовластия.

А теперь, я бы сказал, речь идет о демонтаже, собственно, республиканского строя. Вот, по-моему, надо говорить уже не о том, что будет с демократией в России, а надо задавать вопрос: А что будет с республикой в России? А вы уверены, что Россия остается республикой? Я лично — нет, не уверен, потому что я вижу в этом новом пакете поправок, которые, несомненно, будут приняты вслепую, будут приняты в результате абсолютно неконституционной процедурой, будут приняты в результате обмана, подкупа избирателей, я бы так называл включение в этот пакет абсолютно бессмысленных текстов про гарантии прожиточного минимума, пенсионной индексации и так далее. А то мы с вами не видели, что происходит с пенсионными индексациями при всех законных ограничениях и установлениях, которые существуют сегодня. Причем действующий закон абсолютно не меняет этого, а Конституция почему-то этому помешает.

Вообще, больше всего, действительно, самый большой анекдот последнее времени — это про все эти поправки: «А также посредством Конституции, пожалуйста, передайте привет моему двоюродному брату Николаю Ивановичу Петрову». Вот скоро мы увидим и это. И, несомненно, среди тех замечательный предложений, которые обсуждает не менее замечательная конституционная группа, мы такого рода поправки увидим.

Есть еще одна прекрасная шутка, к сожалению, очень точно соответствующая происходящему, не помню, у кого я ее увидел в последний раз. Она несколько раз повторялась в разных Фейсбуках, что вот когда-нибудь в будущем в Российском Уголовном кодексе появится статья под названием «Понуждение занятием Конституцией». Это то самое, что мы сейчас видим, как невинных людей — каких-то артистов, прыгунов с шестом, музыкантов и кинорежиссеров понуждают заниматься Конституцией и прикрывать собою эту колоссальную политическую аферу, которую мы видим. Все ищут какое-нибудь волшебное зерно, которое среди этого запрятано. А что же там, наверное, есть какая-то самая главная, самая тайная поправка среди этих поправок, которые всё и объясняет, ради которой всё это затевалось?

С.Пархоменко: Мы получим еще много сладких пирожков, которые выпишут себе люди, сидящие вокруг Путина

Вот не далее, как сегодня я читал вопрос одного из моих слушателей: «А-а, я знаю. На самом деле это всё затеяно ради вот этих территорий прямого федерального управления. Вот они что хотят — они хотя напрямую управлять всей Россией». А так он что, не управляют всей Россией напрямую?

Нет, дорогие друзья, никакого жемчужного зерна в этом нет и затевается это всё с одной единственной целью: сконцентрировать, зафиксировать теперь уже, записать на бумаге абсолютное президентское полновластие, власть одного человека, которому не мешают все эти ваши демократические и республиканские институты, который может править произвольно, путем произвола на свое собственное усмотрение. И в этом смысле абсолютно очевидно, что Путин это делает для себя и больше ни для кого. Оставьте, пожалуйста, все эти иллюзии, что все это для какого-то преемника, что все это для какого-то родного брата или любимого наследника или еще кого-нибудь. Себе любимому, только и всего

Вот это то, что, по-моему, нужно помнить, глядя на все эти конституционные танцы. Да, несомненно, под это дело мы получим еще много сладких пирожков, которые выпишут себе люди, сидящие вокруг Путина. Сенатор Клишас с двумя-тремя своими ассистентами, который, собственно, оформляет этот текст. Это же не прыгуны с шестом этим занимаются, а Клишас и компания. Они это всё вам оформят, опишут, сформулируют, засунут в Конституцию, и мы с вами, действительно, будем иметь Конституцию, разорванную пополам.

Ужас-то весь заключается в том , что когда-нибудь это надо будет починять. Ужас же заключается в том что страна реально не может жить с этой Конституцией. И люди, которые сегодня относятся к этому покойно, равнодушно, хладнокровно, пропускают это мимо ушей, говорят: «Ну что мы будем про это разговаривать? Что мы будем на этот счет протестовать? Все равно они сделают, как хотят». Да, они сделают, как хотят, но пусть хотя бы голоса звучат. Мне кажется, что голоса в этой ситуации очень важны.

О.Бычкова― А почему невозможно жизнь при такой Конституции? Была прекрасная брежневская Конституция, и жили параллельно с ней. С нынешней Конституцией тоже живут часто параллельно.

С.Пархоменко― Это другая история. Существуют страны, к сожалению, их немало, которые живут параллельно со своей конституцией, но каждый чиновник знает, что он нарушает закон и однажды ему чего-нибудь за это будет.

И штука заключается в том, что эта Конституция когда-нибудь дает о себе знать. И когда-нибудь лозунг «Исполняйте свою Конституцию» оказывается решающим. Мы это видели по всей Восточной Европе, в которой жили с этими конституциями, после чего выяснилось, что эти самые конституции, построенные, в конечном итоге, на Декларации прав человека и на признании прав человека, позволили им в какой-то момент совершить важнейший шаг и превратиться в демократические государства.

Это другая история, это тяжелая история, плохая, мрачная, мучительная, но это, я бы сказал, ситуация рабочая, когда оппозиция внутри страны постепенно может добиваться исполнения того, что написано в конституции.

Другое дело, в которой окажется Россия после принятия вот этого вот документа, когда внутри Конституции есть непримиримые, враждующие между собой части.

В этом смысле пару часов назад об этом говорил Кирилл Рогов здесь, в эфире. Он абсолютно прав. Враждующие между собой части — две первые главы, которые взяты от одной Конституции, которые утверждают права человека и утверждают основы республиканского демократического строя и остальные главы, которые отрицают права человека и основы республиканского демократического строя. Эта штука жить не может. Это вивисекция, это попытка пришить коту кошачью голову. Это не будет работать. Кушать это не будет через это голову. Когда-нибудь придется с этим разбираться.

И, к сожалению, каждый этот конституционный оборот, каждая смена Конституции, каждое Конституционное собрание, каждый законно проведенный конституционный референдум, который когда-нибудь предстоит для того, чтобы все это отменить, — это всё, конечно, тяжелая встряска и тяжелый перелом в истории страны. И страна теряет время на это.

То, что происходит сейчас — это, по существу, создание основы для будущей пробуксовки России на протяжении черт знает скольких лет. Бог знает, сколько надо будет, чтобы это изжить, сколько времени еще будет потеряно.

С.Пархоменко: Ужас же заключается в том, что страна реально не может жить с этой Конституцией

Ну, вот на прошлом эксперименте потеряли 70 лет. А на этом эксперименте сколько потеряем? Это мы, надеюсь, что мы как-то доживем. Это то, что касается Конституции.

О.Журавлева― Давай про американские Штаты твои, где происходили совершенно удивительные вещи.

С.Пархоменко― Я бы ввернул бы все-таки очень коротко, потому что нельзя пройти мимо, поскольку это мировая все-таки абсолютно история с этим китайским вирусом.

Я, конечно, очень много читаю по поводу искусственности происхождения и всего остального и поражаюсь тому, до какой степени это слабо, до какой степени не аргументировано. Ведь я думаю, что вы много раз видели истории про то, что вот в этом городе, в этом Ухане многострадальном есть бактериологический институт, и вот там-то всё и было придумано, оттуда все был упущено или запущено то ли случайно, то ли специально. И вот это главный, собственно, аргумент. И вот на этом-то месте мы вас и поймали. Послушайте, я тут, обсуждая эту историю в разговоре с одним своим собеседником, просто за пять минут нашел бактериологические институты в Москве, Париже, Лондоне, Берлине, в Токио, В Мехико, в Нью-Йорке, в Лагосе, в Йоханнесбурге, в Бомбее в Мельбурне.

Я вам вот что скажу, не бывает крупного современного города не только 10-миллионного, как эта Ухань, но и 3-миллионого, в котором бы не было крупной лаборатории или института или еще чего-нибудь такого, который занимается бактериологией и микробиологией. Абсолютно бессмысленно указывать на наличие там этого учреждения. Это вообще ничего не доказывает.

А вот все эти истории про живые рынки, раскиданные по всему Китаю в местах, где эволюция этих вирусов происходит в многократно ускоренном темпе и где есть техническая возможность встретиться тем живым существам, которые в природе никогда не встречаются и, как кто-то сказал, где панголин может чихнуть на летучую мышь, которая сидит в соседней клетке, а так он никогда в жизни он на нее не чихнет. Там да, действительно, возможно.

О.Бычкова― Но уже на самом деле опровергли эти все версии, потому что сравнили какие-то отрезки ДНК, из которых следовало, что происхождение от мышей и хвостатых всяких китайских животных диких, но не из лаборатории.

С.Пархоменко― Ну да.

О.Бычкова― По-моему, Economist об этом писал на этой неделе.

С.Пархоменко― Ужасно жалко этого доктора, который, собственно, был одним из первых, который заговорил об этом, написал про этот вирус. Но, к сожалению, так устроена человеческая история, в ней таких случаев немало.

Про Америку все-таки. Что я тут наблюдаю своими глазами. Я думаю, что вы слышали и читали про эту совершенно катастрофическую историю, которая случилась с праймериз в Айове — ну, это не праймериз, а кокус, другая процедура, не важно — с неким важным мероприятием, которым обычно открывается активная избирательная компания в США. Это произошло в нынешний понедельник.

И обычно она не просто дает старт, а она расставляет бегунов в правильном стартовом порядке. Именно в момент этих праймериз, этого кокуса в Айове определяется, кто лидер за каждую партию. Ну, с республиканцами тут вся понятно — у них лидер Трамп. Чего там, собственно, выбирать? Они за 5 минут всё это и определили. В данном случае весь вопрос был в Демократической партии: кто лидер, кто на второй беговой дорожке, кто на третьей и так далее.

С.Пархоменко: То, что происходит сейчас — это создание основы для будущей пробуксовки России

Случилась катастрофа с самой процедурой. Они просто не смогли с этим справиться. Двое суток он не могли — на самом деле, больше, окончательный результат объявлен вчера, в четверг — они двое суток вообще не могли хоть сколько-нибудь, хоть как-нибудь подсчитать голоса. И, конечно, это создало огромный повод для всяких издевательств, что вот страной хотят управлять, а не могут управлять этим несчастным, крошечным кокусом и подсчетом голосов. И это правда.

Знаете, очень много и часто надо мной тут смеются, когда я говорю о том, что я вижу какой-то радикальный слом самого механизма выдвижения кандидатов. Я, конечно, на новенького, я, конечно, вижу поверхностно. Я, конечно, не понимаю огромного количества деталей, но никто и ничто меня не убедит в том, что эта система работает нормально. Она не работает нормально.

Мы видим, что система Республиканской партии и система Демократической партии — я намеренно говорю об обеих партиях, потому что появление Трампа тоже является внутрипартийной катастрофой, несомненно, но просто на Демократической партии мы это ярче видим, — система пришла к такому состоянию, что она неспособна генерировать дееспособных кандидатов.

Появился некий молодой человек с поразительно непроизносимой фамилией. Неправы те, кто говорят, что еще вчера его никто не знал. Ничего подобного, о нем говорят довольно активно на протяжении последнего года или немножко больше. Действительно, молодой, талантливый, перспективный и хорошо говорящий, хорошо выглядящий, уместно шутящий молодой человек с какими-то симпатичными, я бы сказал, жизненными убеждениями, полный какого-то гуманизма, человеколюбия, не похожий на большинство американцев во многих отношениях, прежде всего, потому что он католик, католиков не так много, потому что он активно и добровольно отслужил в армии…

О.Бычкова― Католик, который стал англиканином.

С.Пархоменко― Ну да. Служил в армии. Такие есть, но их тоже не очень много. Открытый гей, много про это говорящий. Такие есть, но в политике таких не очень много. Но ничего такого невероятного и неожиданного в этом нет.

Мне лично представляется при взгляде на него, что это выбор довольно несерьезный, что это, может быть, талантливый молодой человек, но мне трудно представить его как реального претендента в американские президенты. Поэтому я по-прежнему серьезно отношусь к Майклу Блумбергу, который начал свою компанию существенно позже, чем, другие, поэтому он, скажем, не участвовал в недавних мероприятиях. Может быть, это и лучше для него, что он не участвовал в этом несчастном, провальном балагане. Но вкладывает довольно большие деньги и вкладывает их точечно туда, куда, по всей видимости, их и надо вкладывать, в социальные сети, в интернет. И я вижу довольно много в США рекламы — может быть, вы ее не видите, — но она направлена именно на американскую территорию, поэтому мне ее попадается на глаза гораздо больше.

И я вижу, что это разумная реклама, что он бьет в какие-то серьезные и важные точки жизни американцев и сегодняшних американских проблем. В общем, это выглядит как-то солидно и, более-менее, убедительно.

Есть большая проблема: он тоже очень пожилой человек. И страсти в нем не много, и энергии в нем не много. И глаз его не горит, что называется. И ждать от него каких-то прорывных, невероятных идей невозможно. И основная его идея: «Сейчас я приду и избавлю вас от злодея». Это, конечно, хорошая вещь, но политик не должен двигаться аж прямо на пост президента США, самого влиятельного государственного менеджера в мире — все-таки американских президент управляет целой Америкой и ни один другой президент с ним, что называется, не сравниться, — но как-то, наверное, этого недостаточно. И всё в целом это демонстрация нездоровья всей этой системы.

С.Пархоменко: Система пришла к такому состоянию, что она неспособна генерировать дееспособных кандидатов

И из всех американцев — где жизнь бьет ключом, между прочим, в США, где колоссальное количество людей необыкновенно энергичных, необыкновенно талантливых, работоспособных, бурных, ярких, особенных… Взять хотя бы всё, что происходит в Калифорнии в Силиконовой долине, все эти невероятные технологические прорывы и так далее. а этих силиконовых долин по США полно, другая такая долина в Сиэтле, тоже на Западном побережье, но на севере; третья такая долина на севере Восточного побережья и еще во многих местах, ну как-то нельзя сказать, что бы жизнь концентрировалась в США на каком-то одном небольшом пятачке, это совершенно не так, и земля американская, что называется, не оскудела, и это очень видно, когда читаешь газеты каждый день, смотришь телевизор, смотришь телевизор, слушаешь радио и всё остальное.

А в результате на поверхности вот эти кандидаты, на большинство которых трудно смотреть не то что без слез, но еще что хуже на самом деле — трудно смотреть без смеха. Вот это очень грустно, что это так весело. Очень грустно, что, глядя на них, ты начинаешь ржать.

О.Бычкова― Есть еще вопрос от слушателя к тебе .вот когда ты закончишь американскую историю, возвращаясь к Мишустину.

С.Пархоменко― Хорошо, давай считать, что я ее закончил. Я подведу только этому итог и скажу, что да, избирательная кампания избирательная началась. Республиканская партия начала ее и будет вести ее на одной ноте: «У нас есть Трамп, и нам больше ничего не нужно». Демократическая партия начинает эту кампанию в ужасном, полуразваленном, деморализованном состоянии с ощущением того, что все валится из рук и все получается. Все повернулись на этого удивительного мэра по имени Пит и по фамилии, которую произнести трудно, тут всякие русские эмигранты называют его Бутытич.

О.Бычкова― На первый слог ударение.

С.Пархоменко― Бутытич не Бутытич… На самом деле Бу́тиджич. Но ничего, привыкнут.

О.Бычкова― Куда деться-то, конечно.

С.Пархоменко― Да, куда денутся, конечно. Есть такой кандидат. Ждем еще… они, точнее — демократы — ждут еще Блумберга, когда он развернется в полную силу. Но, в общем, зрелище это всё довольно печальное.

Давай вопрос.

О.Бычкова― Вот пишет слушатель Д. из Москвы. Главный вопрос: Если соблюдаете свою Конституцию, должен ли Мишустин соблюдать законы других стран, потому что в России ничего не сказано про действия чиновника после должности?

С.Пархоменко― В России сказано про то, что чиновник должен прекратить заниматься бизнесом, когда он приходит на государственную службу. Это произошло с Мишустиным в 2010 году. И, как мы видим из письма, которое написано в его защиту, он этого не сделал. Он это имитировал всего лишь переписыванием на своих родственников.

С.Пархоменко: Демократическая партия начинает эту кампанию в ужасном, полуразваленном, деморализованном состоянии

Что касается запрета на использование, грубо говоря, своих записных книжек, да, он не обязан подчиняться французскому законодательству или американскому, но мы обязаны, глядя на это, говорить, что он коррупционер. Мы обязаны говорить ему, что он обогатился нечестно. Мы обязаны говорить ему, что он продал те сведения, которые он получил на государственной службе и которые не предназначены были для продажи, для монетизации.

Мы, граждане России обязаны сказать ему это. Потому что кроме закона и не закона существует еще честно или нечестно, порядочно или непорядочно, достойно или недостойно. Это существует тоже. Для вас это не имеет значения, уважаемый господин Д. задающий мне этот вопрос? А для меня есть. Хотите называть меня «Пархомбюрок» — назовите. Да только так устроен мир, так устроены люди честные. Вы хотите быть одним из них? Ну, тогда относитесь к этому также.

Что еще, что мы забыли? Да, есть еще один сюжет. Вот вам, пожалуйста! Вот вам еще одна история, господин Д., что не запрещено законом: не запрещено покупать память, например, Вот мы на минувшей неделе — я посвящу этому оставшиеся три минуты — видели, точнее обнаружили поразительную совершенно ситуацию, что Путин купил не только Олимпийские игры в субтропиках, которые закончились мы знаем, чем — закончились позором, тасканием мочи туда-сюда, не только чемпионат мира в стране, где на тот момент не было ни одного, соответствующего стандартом футбольного пол, — он купил еще, например, холокост в месте с Яд ва-Шемом, крупнейшим в мире центром исследования катастрофы еврейского народа во время Второй мировой войны.

Мы видели — можете это найти, это на самом деле есть довольно широко уже в мировой прессе, хотите — найдите это у меня в Фейсбуке — извинения Яд ва-Шема за то, что информация, которая была продемонстрирована в виде видеороликов участникам форума, посвященного 75-летию освобождения концлагерей и, таким образом, форуму, посвященному трагедии холокоста, — что эта информация была куплена и искажена в угоду Путину и в году его империалистической теории. Выяснилось, что можно это сделать за деньги. Законом не запрещено. Можно приехать на такого рода форум и продать там и подать искаженную информацию, но это непорядочно. Вот и выбирайте между одним и другим.

О.Бычкова― Ну что ж, на этом закончим. Спасибо большое! Это Сергей Пархоменко. В программе «Суть событий». До встречи через неделю. Пока!

Виктор Шендерович / Особое мнение // 30.01.20

В эфире писатель Виктор Шендерович и Татьяна Фельгенгауэр. 1:15 — о правах и достоинстве человека в РФ 5:09 — про архивы и сокрытие советских преступлений 11:10 — поддержка жертв Беслана: о поручении Путина 14:55 — дело публициста Айрата Дильмухаметова 17:32 — о попытке Сахарова спасти Советский Союз 28:39 — задержание и арест сотрудников по делу […]

«Полицейские — одна из самых незащищенных групп». Администратор паблика «Омбудсмен полиции» — о своем уголовном деле и работе оперативника в Центре «Э»

22 ноября у администратора паблика «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова прошел обыск по делу о нарушении неприкосновенности частной жизни (статья 137 УК). Это «абсолютно глупое уголовное дело из ничего» возбудили через несколько месяцев после того, как в паблике появились фотографии подполковника Веры Ивановой, позировавшей с игрушками из секс-шопа. Воронцов рассказал «Медиазоне», зачем полицейским свой «омбудсмен», каково это — работать в Центре «Э», и почему оппозиционеров в России плодит сама власть.

Обыск. «Серьезный десант высаживается, все по особо важным делам»

Без пятнадцати девять вечера обыск начался. Они начали стучать в дверь; я, в общем-то, понимал, что это такое происходит — так как на РЕН-ТВ прошла публикация, что возбуждено уголовное дело, я понимал, кто и зачем ко мне стучится.

Я это прочитал, у меня было 30 минут или час где-то. Если бы я был в чем-то виноват, я бы что-то подчистил. Я ничего делать не стал. Приехал домой с работы в пять часов, пошел погулял с ребенком. В это время один из сотрудников — он живет здесь рядом в моем же районе — уже наблюдал за подъездом. Оперативно-розыскное мероприятие «Наблюдение». Увидел, что я выхожу на улицу с ребенком, и остался в машине. Мы погуляли где-то час, я вернулся. Ничего не происходило.

Мы уложили ребенка спать. И без пятнадцати девять начали стучать в дверь, очень громко. Опять же, при желании, понимая, что у меня под дверью сотрудники УСБ (управления собственной безопасности МВД — МЗ), я мог бы выбросить ноутбук, избавиться от телефона. Я ничего не стал делать. Все, что они нашли, лежало на столе, а не где-то там в белье спрятанное.

Чтобы они особо не шумели в дверь, я им сразу открыл. Они представились, прошли в квартиру, показали постановление следователя об обыске без судебного решения. То есть [обыск] допускается только при наличии решения суда, но если это случай, не терпящий отлагательства, то просто следователь должен после этого обыска в течение двух или трех дней уведомить суд, и суд принимает решение — законный был обыск или незаконный. Но я думаю, раз они действовали по указке сверху, любой суд признает это законным, даже не вдаваясь в детали.

Ну, они вошли. Очень важный момент, что у меня был адвокат, который в случае чего представляет мои интересы, но они не дали его вызвать, не пустили в квартиру. Он стоял под дверью, и его не пускали. В итоге приехали даже двое защитников, обоих не пустили, а [сотрудники УСБ] копались в вещах, все описывали кропотливо.

В квартире было четыре оперуполномоченных, один эксперт-криминалист и двое понятых. Они прибыли по поручению следователя по особо важным делам. Были трое оперуполномоченных по особо важным делам из московского УСБ и один оперуполномоченный по особо важным делам из главного управления собственной безопасности МВД страны, то есть уровень серьезный.

Они предъявили мне постановление об обыске. Там было написано, что вот эта Иванова Вера из Красноярска обратилась с заявлением сразу в УСБ Москвы. Откуда она могла знать из Красноярска, что это событие имеет привязку к Москве?

Само преступление, по которому возбуждено уголовное дело, оно не превышает двух лет лишения свободы, то есть это преступление небольшой тяжести. И тут такой серьезный десант высаживается, все по особо важным делам — значит, это дело действительно особо важное в их понимании. И на уровне Москвы, и на уровне центрального аппарата МВД внимание приковано очень серьезное.

УСБ. «Благодарили за уволенных подонков»

Где-то шесть часов все это происходило. Они, в общем-то, были корректны, вежливы, говорили, что они сами являются подписчиками этого сообщества, разделяют 99% того, что там публикуется. Очень сильно их самих возмутил вопрос с премиями руководству, который был там освещен: что по 200-300 тысяч получили просто кабинетные работники, которые никакого реального вклада в полицейскую работу абсолютно не вносят.

Благодарили за каких-то там уволенных подонков. [Сотрудники УСБ] сами сказали, что те были у них в разработке долгое время, но у этих людей были связи, и они решали вопрос свой, их не могли уволить, не могли задержать, ничего с ними не могли сделать. А благодаря тому, что [после наших публикаций] вокруг этих ситуаций был создан резонанс, это видели наверху, и от этих подонков избавлялись. И они сами, эти сотрудники УСБ, которые обыскивали мою квартиру, говорили мне, что они за это благодарны.

Под дверью стояли по-прежнему двое адвокатов, был юрист из профсоюза полицейского и еще был один человек как бы из группы поддержки. Когда обыск закончился… Из-за того, что это все длилось так долго, они начали стучать в дверь. Сотрудники УСБ — не знаю, то ли они как-то испугались, то ли что — они позвонили в службу 02 и потребовали сюда наряд полиции. То есть когда адвокат звонит и говорит: дайте наряд полиции, никто не приезжает. Когда звонит сотрудник УСБ и говорит — он так пафосно, дерзко разговаривал с оператором 02, что «я такой-то такой-то, мне срочно сюда наряд полиции» — примчались мигом. Они поднялись на этаж, после чего уэсбэшники увидели через глазок, что наряд полиции приехал. Они вышли и в их сопровождении уехали.

До этого они сказали, что будут проводить обыск еще в машине. Но когда узнали, что снаружи группа поддержки, которая начала бы их снимать на телефон, наблюдать, как-то это их отпугнуло. Хотя что здесь такого, если они будут рядом находиться? Но сказали: не будем, не будем. Я уже сам начал настаивать. Мне скрывать нечего. Нет, нет, у тебя там ничего нет, мы не будем ничего смотреть. В 2:55 они вышли.

[У меня] изъяли четыре мобильных телефона, планшетный компьютер, изъяли три ноутбука, изъяли кучу всего, что вообще не имеет отношения к уголовному делу. То есть они могут изъять только то, что имеет значение для дела — у нас уголовное дело по поводу того, что распространены фотографии этой бабы с членом на носу. А они нашли какую-то старую мою служебную документацию со времен 2011 года и посчитали, что имеют право ее изъять. Ну забрали и забрали, мы, конечно, будем обжаловать все эти их решения. Но мне непонятно, зачем они это сделали. Мое предположение, что это может быть какой-то акт устрашения. Со стороны… Ну не именно с их стороны.

[Сотрудники УСБ] сами в открытую произносили такие слова, что им вообще не нравится заниматься тем, чем они занимаются в моей квартире. Что им дали команду это сделать, они типа заложники ситуации, им самим неприятна эта женщина, и они не горят желанием защищать ее интересы.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Зачем обыск? «Они рассчитывают что-то новое получить»

Для чего тогда это делается? Вскрываются очень многие моменты в сообществе [«Омбудсмен полиции»] негативные. Это кому-то не нравится. Я думаю, что цель — найти источники, узнать, кто из сотрудников в это сообщество передает какую-то информацию. Никакого здесь уголовного преступления для этих сотрудников нет, но они поймут, кто эти так называемые «иуды», и попытаются создать им неприятности по службе.

То, что [было в переписке с сотрудниками полиции] «ВКонтакте», это удаляй, не удаляй… Это раньше было, когда я сам еще работал оперуполномоченным — если ты удалил переписку «ВКонтакте», изымать уже нечего. Когда у нас вступил в силу так называемый «пакет Яровой», то удаляй, не удаляй, все равно все остается, за последние три года хранится все. Поэтому «ВКонтакте» они и так все это уже давным-давно прочитали, ничего нового после изъятия они не найдут. Что касается тех сотрудников, которые помимо «Контакта», через телеграм [писали], ну, я все-таки думаю, что вот эти все качели — то, что ФСБ прессует Павла Дурова с этими ключами доступа — я думаю, что пока еще здесь бесперспективно, потому что все это удаляется и, получив телефон, они все равно там ничего не найдут.

Поотбирали мои телефоны — ну и что? Ну, размещены эти фотографии, у них давным-давно уже есть вся переписка «Вконтакте», они сами этого не скрывали, у них есть все IP-адреса, с которых это делалось. То есть по сути все просто — бери да расследуй. Нет, вы приезжаете, забираете телефоны, которые ничего нового вам не дадут именно в контексте размещения этих фотографий с членом на носу. Значит, они рассчитывают что-то новое получить.

Мне вручили повестку на пятницу о вызове на допрос в качестве свидетеля. Но нюанс в том, что если я заключаю соглашение с новым адвокатом в течение пяти дней, они не имеют права меня вообще никак трогать, потому что это время дается адвокату на подготовку. Меня, например, вызывает следователь, я приезжаю и говорю: у меня есть адвокат такой-то, и я хочу работать только с ним. И в течение пяти дней следователь не может ничего сделать, это время дается адвокату. Если в течение пяти дней этот адвокат не приедет, то следователь уже ищет бесплатного. Но это время еще не истекло. Я заключил соглашение с адвокатом из очень серьезной организации «Человек и закон», надеюсь, это возымеет положительный эффект на все события.

Полиция. «Все сводится к какой-то бюрократии»

У нас безумно раздутые штаты из-за каких-то специалистов по мобилизации, например. Я не понимаю, может, мы к войне готовимся? Или вот есть музейные работники в погонах. У нас есть музей МВД, там женщина занимает должность начальника экспозиции. У нее звание полковника внутренней службы. Зачем мы кормим этого сотрудника? Преступников он не задерживает, не конвоирует. Абсолютно бесполезная единица. Но из бюджета мы тратим деньги. И таких полно.

А на земле, в районных отделах, там не очень большой штат. А где он есть и где действительно большой, он используется не по назначению. Вот пример из моей практики: я приехал в отдел районный в девять вечера с проверкой. Это время, когда сменяются дневные и заступают ночные. По бумажкам получается, что со смены должны приехать 12 человек. Для одного района 12 полицейских, которые патрулируют его на машине, достаточно. Если бы они все были на машине — это шесть экипажей, это нормально. А в итоге оказалось «живых» четыре.

Остальных нет, они используются не по назначению. Кто-то сидит в кадрах помогает, кто-то поехал еще какой-то бумажной работой заниматься. Кто-то вообще опером работает, а числится полицейским. Я это все выявляю, в бумагах отражаю, отдаю наверх. Реакции никакой. Может, какая-то коррупционная составляющая, я не знаю, или начальники друг с другом договорились и порешали.

Сотрудников грузят ненужной работой. Например, какой-нибудь семейный скандал, на который выезжает разбираться участковый или оперуполномоченный. А полицейских ППС заставляют брать объяснения, хотя они не должны этого делать. Их задача задержать и доставить, а основная — обозначить присутствие. Своим видом, своими мигалками они должны работать на профилактику преступлений. А их грузят ненужной работой. Соответственно, они не успевают делать основную. Плюс маленькая зарплата. 40 тысяч рублей в Москве — это что, деньги?

Но чаще всего полицейские терпят, потому что не могут себя найти в гражданской службе. Меня очень давно бесит то, что происходит. Реальной работы ноль, все сводится к какой-то бюрократии.

«Омбудсмен полиции». «Поставить оборзевших царьков на место»

Я уволился из органов три месяца назад. Сейчас работаю, но не хотел бы пока говорить, где. Последнее место — управление внутренних дел по Юго-Западному административному округу Москвы, два года я там служил. Должность была, условно объясню, старший инспектор по организации деятельности изолятора временного содержания и конвойных подразделений, то есть перевозка заключенных. Еще до этого год в изоляторе временного содержания №1 на Петровке. Если, например, вам что-то говорит имя Ильдар Дадин — вот когда его задержали, я его принимал, можно сказать, его тюремный путь начался, когда его привезли ко мне. Также там содержались убийцы Немцова, эти чеченцы, я с ними общался. Такая вот интересная работа.

До этого три года [служил] в Центре по противодействию экстремизму ГУВД Москвы — получается, с 2011 по 2014 год, когда самая протестная активность нарастала. Очень интересная работа, много нового для себя открыл (смеется). До этого четыре года оперуполномоченным в районных отделах Юго-Восточного округа и еще до этого — в метрополитене, патрульно-постовая служба, три года. Общий стаж 13 лет.

Сообщество «Омбудсмен полиции» появилось 5 февраля этого года. Оно носит консультативный характер — это помощь рядовым сотрудникам в решении каких-то трудовых споров, если там какой-то беспредел, их заставляют работать в выходные, не дают им отгул за это. За эти десять месяцев у меня написано порядка 70 статей именно такого юридического плана и доступным языком, чтобы сотрудники понимали, как действовать в подобных ситуациях. Некоторые же как слепые котята — не знают, что делать. Где-то, например, в Башкирии, в Росгвардии заставляют форму покупать за свой счет. Естественно, мы это освещаем, потому что хоть и передали часть полицейских в Росгвардию, они все равно для нас остались коллегами. Пишем письма в органы власти, чтобы поставить оборзевших царьков на место. И это не нравится многим.

Помимо консультативного характера и правозащитного — привлечение к ответственности. Если ты хороший человек, мы осветим [твою ситуацию], чтобы тебя наградили. Если ты негодяй, мы осветим, что тебя надо гнать с позором из органов. И без разницы, кто ты и что ты, именно твои поступки скажут за тебя.

Из таких громких дел — может, видели ситуацию из Карелии, Алексей Геккин, который «Леша прав»? Всю эту ситуацию полностью запустил я с самого начала. В общем, смысл там такой: полицейский из Беломорска в Карелии сидит у себя дома в выходной день, заходит «ВКонтакте», видит, что у них трое каких-то дегенератов залезли на памятник героям войны Великой Отечественной, ногами встали на него, один зигует, другие там кривляются. И он начинает их парафинить, называет умственными инвалидами, дегенератами. В общем, какие-то оскорбительные слова, но вроде в пределах нормы. А они все подростки. Мамаша одного из них делает скриншоты, вступает с ним в диалог, он ей говорит, что он полицейский. Она такая: «Ах, ты полицейский!».

Сейчас полицейские, со всей этой эпохой охоты на оборотней и ведьм — это одна из самых незащищенных социальных групп. И женщина идет к нему на работу, пишет заявление: типа он оскорбил моего сына, примите меры. То есть ее не парит тот момент, что ее сын, моральный урод, залез на памятник героям войны, ее это не волнует. А что полицейский назвал его тем, кем он является, ее это беспокоит. В отношении него проводят служебную проверку, признают его виновным, там куча, куча процессуальных норм нарушена! Сотрудник пересылает все это мне и пишет: окажи мне помощь юридическую. Я это публикую, по полочкам раскладываю, в чем не прав его начальник — не просто с моральной точки зрения, а именно с юридической. И это вызывает цепную реакцию.

Полицейские со всей страны начинают делать флешмоб — они фотографируются по форме и держат в руках листок: «Леша прав». Это облетает всю страну. Такое же [фото] делает Мария Кожевникова, актриса, бывший депутат. Ситуацию освещают в «Человеке и законе», у Владимира Соловьева, на «Вестях». И в итоге все обвинения снимаются, в Карелию высаживается опять же десант из УСБ, начальника увольняют. Формально он ушел на пенсию по собственному желанию, но его просто вызвал министр по Карелии и сказал: «Давай вали отсюда».

Хорошее дело, простого парня отстояли со всей страны. Он там весь в слезах радости, сам полицейский мужик в возрасте, ему звонят какие-то бывшие одноклассники, которых он 20 лет не видел. Это очень знаковое событие, по всей стране прокатилось.

Следующий момент. Полицейский в Краснодаре спасает суицидника, он присылает мне видео с регистратора. Когда он мне прислал, уже прошел месяц, никто не принял никаких мер к нему. Как только я это осветил, мы разработали обращение, чтобы его поощрить. Ему то ли грамоту, то ли благодарность [вручили]… Как бы мелочь, но приятно, что его отметили. Про него сняли сюжеты местные СМИ. Он говорит: родственники все в слезах радости, спасибо тебе, что наш родственник в хорошем свете оказался на телевидении.

Следующий момент. В Татарстане сбивает гаишника военный следователь — эту ситуацию полностью раскачивал я. Я первый, кто получил это видео с регистратора, и я это отдаю в СМИ. Сначала дело заминалось, но теперь берет на контроль лично Бастрыкин. [Военного следователя] вроде как должны уволить, но он там, конечно борется до последнего. А гаишнику на день милиции, 10 ноября, президент Татарстана Минниханов вручает медаль. То есть как бы хорошее дело.

Или кинолог Оксана Семыкина. Мы создали огласку, вроде как ее выпустили… Я не хочу полностью на себя тянуть одеяло, там и работа адвокатов, это все в комплексе помогло. На войне все средства хороши. Но сам факт, что ее выпустили из дурдома, в котором абсолютно незаконно ее содержали.4 августа в Петербурге была принудительно госпитализирована сотрудница Центра кинологической службы Оксана Семыкина. Это произошло после того, как ее руководство составило рапорт о том, что кинолог в «нерабочее время» перелезла въездные ворота Центра, прошла в дежурную часть и агрессивно вела себя по отношению к начальнику. В поликлинике МВД ей поставили диагноз «острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрения» с пометкой «недобровольная госпитализация». Семыкину отправили в городскую психиатрическую больницу имени Кащенко.

Родственники девушки начали кампанию с требованием освободить ее из стационара, настаивая, что полицейское руководство наказало кинолога за неуживчивый характер и критику в адрес начальника Центра. 8 сентября 2017 года Гатчинский районный суд Ленинградской области по итогам заседания, длившегося семь часов, принял решение прекратить принудительное содержание Семыкиной в психбольнице.

Да, на погибших сотрудников полиции мы тоже деньги собирали. И вот что важно — я не говорю, присылайте деньги мне, а я потом ими распоряжусь. Все происходит, минуя меня. Вот, пожалуйста, карта родственников, им и перечисляйте. Есть отдельный счет для благодарности мне, куда мне сейчас скидывают деньги на адвоката. Ну и когда люди просто присылают по 100 рублей, это все равно приятно. Главное, что подписчики делают это от души и от чистого сердца.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Центр «Э». «Когда какой-нибудь генерал топает ножкой»

Часть вещей, которыми я занимался в Центре по противодействию экстремизму, я не могу, конечно, рассказывать, потому что они составляют государственную тайну. Я ходил как сотрудник на все эти митинги, присутствовал. И к «болотному делу» имел отношение, но достаточно далекое. Например, участвовал в обысках у [Алексея] Навального.

Очень сложно давать оценку [деятельности оппозиции]. Все их упрекают, что это типа там «агенты Госдепа», что они отрабатывают у нас иностранное бабло. Ну, сложно оценить. На примере своей ситуации я могу сказать, что [в отношении меня] возбудили абсолютно глупое уголовное дело из ничего. И вот в моей ситуации видно, какие глупые и незаконные принимаются решения. Я могу сказать, что тут никакой Госдеп не нужен. Они сами плодят эту оппозицию такими незаконными решениями.

К делу Максима Марцинкевича я тоже имел отношение. Когда Марцинкевич ловил педофилов, один из пойманых оказался высокопоставленным судебным приставом — замначальника судебных приставов по всей Московской области [Андрей Каминов]. Это большой чиновник, очень крупная такая рыбешка. И когда я работал в Центре по противодействию экстремизму, мы очень плотно сотрудничали со Следственным комитетом.

И вот когда Марцинкевич его поймал, он обосрал его на всю страну, облил мочой и выложил это в интернет. Это опубликовал LifeNews, и Следственный комитет по факту лишь публикации в СМИ возбудил уголовное дело, но не мог расследовать его дальше — активисты все разбежались, и неизвестно, где был сам Каминов. У них не было ни времени точного, ни места, лишь одна голая публикация в газете.

Следователи звонят мне в ЦПЭ, потому что мы сотрудничали, и говорят: ребята, привет, вы можете нам помочь, потому что вот все эти марцинкевичи и вся это компания — это ваши, можно сказать, подучетники. И вот они просят помочь в сопровождении этого дела. Ну, это же все времени требует, затратно. Мы подходим к начальнику, говорим: звонят из Следственного комитета, хотят, чтобы мы оказали содействие. Начальник отвечает: ну, как бы статья такая —на милицейском языке называется «пиписечная» — не совсем наш профиль. Потому что есть специальные отделы по вот этим вопросам. Тем не менее, это тяжкое преступление. Начальник говорит: поступим так — вы им оказываете содействие, включаетесь в работу, но по итогу он выставляет, что раскрыли это преступление мы.

И вот это такой был странный случай, когда Центр по противодействию экстремизму занимался борьбой с педофилами. Мы включаемся в работу, ловим этого пристава-педофила Каминова, я лично надевал ему наручники на руки.В 2014 году замглавы Службы судебных приставов Подмосковья Андрей Каминов был приговорен к 2,5 годам лишения свободы за развратные действия и приготовление к мужеложеству в отношении лица, не достигшего 16 лет (часть 1 статьи 135, часть 1 статьи 30, часть 2 статьи 134 УК). Мосгорсуд позже сократил срок до двух лет колонии общего режима.

По данным следствия, в мае 2013 года Каминов вступил в переписку с несовершеннолетним и склонял его к сексу за деньги. 7 июня 2013 года он встретился с подростком и передал ему 1 000 рублей в качестве вознаграждения. Преступный умысел обвиняемый не смог довести до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку был задержан «активистами общественного движения», отмечала пресс-служба СК. 2 сентября Каминов был задержан, однако успел избавиться от мобильного и компьютера, с которого вел переписку с подростком. Кроме того, отмечали следователи, он попытался подкупить потерпевшего и «представителя общественного движения».

Создателем и идеологом этого «общественного движения» — «Оккупай-педофиляй» — был известный неонацист Максим Марцинкевич (Тесак), которого суд приговорил к девяти годам колонии строгого режима. По версии следствия, в 2013-2014 годах Марцинкевич и участники еще одного его движения «Реструкт» нападали в Москве на людей «под предлогом осуществления социально-значимых проектов, связанных с противодействием распространению наркотиков». Марцинкевич был признан виновным в разбое (часть 2 статьи 162 УК), хулиганстве (часть 2 статьи 213 УК) и умышленном уничтожении имущества (часть 2 статьи 167 УК). Кроме того, его обвиняли в экстремизме (часть 2 статьи 282 УК) из-за написанной им книги «Реструкт» (признана экстремистским материалом). «Медиазона» рассказывала об уголовных делах, которые в разное время расследовались в отношении неонациста.

Я все свои годы службы находился, ну, не в конфликтах, а в разногласиях с руководством, мог с ним поспорить. Вот из работы в Центре «Э» живой пример есть, который гостайны не составляет. Происходят события перед Олимпиадой в Сочи. Какой-то блогер — я сейчас уже его имя не вспомню, но он точно какой-то кореш [Ильи] Варламова — публикует в своем ЖЖ фото олимпийских объектов, сделанных с высоты (речь идет о записи блогера Сергея Мухамедова — МЗ). И вот он для чего-то написал, что снимал объекты с беспилотника. Параллельно с этим какой-то городской сумасшедший звонит в службу 02 и сообщает, что на Олимпиаде террористы будут использовать в своей деятельности беспилотники, и с их помощью будут пытаться подобраться к нашему первому лицу, чтобы совершить теракт. Какой-то больной идиот позвонил. А потом публикация этого блогера. И вот все руководство на панике — они решают, что это звенья одной цепи.

Мне говорят: давай, ищи этого блогера. Я ему звоню, а он говорит, что с ментами говорить не будет, кричит: «Я вас всех презираю и ненавижу», а потом выкладывает суть нашего разговора к себе в ЖЖ. Меня вызывает начальник и рассказывает, что блогера этого читает первый замминистра МВД [Александр] Горовой, и ему не нравится, что там суть разговора опубликована, что ментов там посылают. И вот Горовой топает ножкой и говорит, что надо этого блогера найти.

Ко мне подходит мой начальник и говорит — выписывай на него срочное задание. Есть такая возможность техническая — установить местоположение человека по мобильному телефону с точностью до метра. Для этого требуется решение суда, потому что это нарушает конституционные права граждан. Но, как и с моим обыском, в случаях, не терпящих отлагательств, можно на двое суток это сделать, а потом уже уведомить суд. А суд это либо признает законным, либо признает незаконным. Я спрашиваю, а какое обоснование-то писать? Он отвечает — терроризм. А я вообще не усматривал здесь ничего. То есть, на мой взгляд, он вообще меня толкал к превышению полномочий, за которые я мог сесть в тюрьму. Я сказал, что делать этого не буду. В итоге я до блогера правдами-неправдами дозвонился, встретился с ним. Сказал: «Чувак, ты не переживай, мы тебя не щемим, как оппозицию. Где ты снял эти фотографии?».

В общем, в итоге я взял с него объяснения и оказалось, что это вообще была реклама компании «Мегафон». Эта компания являлась спонсором строительства олимпийских объектов, они арендовали вертолет и позвали журналистов и известных блогеров, чтобы те с высоты пофотографировали. Я его спрашиваю: «А зачем ты тогда про беспилотник написал?». А он говорит: «Ну, не знаю, хотел придать значимости собственной писанине».

Вы понимаете, к чему я клоню? Когда какой-нибудь генерал топает ножкой, все эти начальники — промежуточные звенья от генерала до простого исполнителя — начинают давить, не вникая в суть, не размышляя о том, законно это или незаконно. «Иди и сделай». То есть у тебя не должно быть собственного мнения. И вот все свои 13 лет службы, если я считал, что меня толкают к какому-то беззаконию, я имел силы, знания и возможности где-то ответить «нет». И при всем при этом, у меня за 13 лет ни одного дисциплинарного взыскания. Кто-то может похвастаться, что у него нет взысканий, но он всю жизнь начальству вылизывал задницу, а у меня совершенно другая ситуация. Я имел свою точку зрения и умел ее отстоять. В сообществе сейчас размещено 70 статей о том, как вести себя в тех или иных ситуациях. И это все мой личный жизненный опыт, чтобы помочь этим простым — молодым и не очень — сотрудникам.

Когда я увольнялся, это не было каким-то изгнанием. Я когда приходил на работу, постоянно включал диктофон, по-другому просто невозможно работать. Я их не использовал, нет, но когда тебя хотят в чем-то обвинить, а у тебя есть записи, то сама проверка тут же исчезает. Достаточно просто пригрозить, что они есть.

И вот мне предложили работу, на которой зарплата больше. Естественно, я подумал: а что вообще за 50 тысяч в этой ментовке делать без каких-либо перспектив? Ну, получил я это звание майора. Но я отлично понимаю, что, при всех разногласиях с руководством ни подполковником, ни полковником, и уж тем более генералом я не стану. Мне, получается, оставалось до пенсии семь лет. Активно ходят слухи, что эту выслугу лет до пенсии поднимут. И что не 20 лет нужно будет отслужить, а 25. И мои семь лет плавно превратятся в 12. А от того, что происходит сегодня, желания служить нет вообще никакого. Я написал [рапорт] на увольнение и спокойно уволился.

Коллеги. «Они называют систему не иначе как «дно»»

Огромное количество сотрудников полиции и Следственного комитета меня в этой ситуации поддерживают. Они называют эту систему не иначе как «дно». Они понимают, что не хотят работать, потому что когда реальное совершено преступление, серьезное, то [чтобы раскрыть его] по горячим следам, днем с огнем помощи не сыщешь. Как только какая-то показуха по указке сверху, то сразу же вот… По сути — уголовное дело ни о чем, говно, но тут сразу же десант высаживается. Все по особо важным делам, все крутые. Из пушки по воробьям это называется. Поэтому очень много претензий к существующему строю. Да и вообще в целом — и дороги, и больницы, и образование, и вот, видите, наша полицейская система.

Они [власти] сами делают так, чтобы оппозиционеров было все больше и больше. Насчет самого Навального я не могу все полностью рассказывать. Не могу сказать — было там иностранное бабло, не было. Могу сказать, что тут и иностранного бабла не надо. Они сами толкают обычных людей к оппозиционным взглядам.

Что касается Ивановой, то такой вид досуга с накладными секс-игрушками в присутствии других людей является дисциплинарным нарушением. Это совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел. Потому что сотрудник, как на службе, так и не на службе, обязан заботиться о сохранении своих чести и достоинства. Поэтому когда эта публикация состоялась, по идее, она должна была привлечь внимание начальства и, по моему мнению, ее должны были уволить. Но в итоге ей ничего не сделали, а обыск проводят дома у меня.

Медиазона

Мишустин — вор, Элджей — каннибал, коронавирус — убийца

Навальный о недвижимости семьи Мишустина, поправках в Конституцию, арестах по делу Голунова, новом коронавирусе, увольнении главы Чувашии и оскорбившихся депутатах. Программа Алексея Навального #РоссияБудущего, в которой он говорит о том, о чем считает важным говорить. Включайте каждый четверг 20:00 и следите за настоящей политикой. Поддержите «Навальный LIVE» и ФБК: https://donate.stream/nlive

“Путешествую по Сибири. Страна умерла. Трезвых не видел. Путина и Медведева в этих краях называют просто: “п*дики”.

Сибирь и Дальний Восток для России были утрачены еще в докризисные двухтысячные, об этом говорит российский журналист. Бандитизм. Нищенские зарплаты. Разврат. Падшие города и села. Тайга почти уничтожена. Все надежды на китайцев — бизнес и переселенцев. “Получил от приятеля (Бориса Шапіро.-ред.) его переписку. Оба профессиональные журналисты (Борис Шапіро та Юрій Панков.-ред.), довольно известные, так что текст, который ниже, будет читать интересно”, – пишет россиянин Борис Шапиро о путешествии по Сибири и Дальнему Востоку известного российского киносценариста Аркадия Красильщикова летом 2010 года, отмечают Патріоти України.

Далее на языке оригинала. История такая: Юрий Панков, решил провести зачем-то отпуск в Восточной Сибири, судя по письму, с дочерью, и написал такой текст, в виде дневника. Цель этих заметок мне неизвестна. Может быть, будет публиковать, может быть нет. Я, прочитав, спросил, можно ли ретранслировать в ЖЖ, получил ответ, что да, можно. Судя по неряшливости текста, действительно, живой дневник. Дальше – копия из дневника Юры. Уже четвертую неделю путешествую по Сибири. Были с дочкой в Красноярске, Абакане (Хакассия), Минусинске, Кызыле (Тыва), Иркутске, Братске, Ангарске, Зиме, Улан-Удэ. Добрались даже до Иволгинского дацана (духовный центр российских буддистов). По Красноярскому краю гоняли по 800 километров в день на скорости до 140 в час. Один раз где-то на трассе под Кызылом от нашей машины даже не успел увернуться косяк коршунов, который мирно пасся над какой-то падалью. Падалью в итоге стало больше, но теперь придется менять лобовое стекло. Иногда по несколько часов мы в полной темноте хе*ачили по степи или полупустыни. Так было в Хакассии, Тыве, и в предгорье Тибета. Здесь очень красиво. То есть ОООчень красиво. Нигде в мире нет ничего подобного. Но кое-какой негатив я все-таки заметил: СТРАНА УМЕРЛА. Без преувеличения. Но никто этого не заметил. Просто о ней давным-давно забыли. Из Улан-Удэ дочь поехала поездом до Москвы, а я вышел в Ангарске, где меня встретил старый друг. В итоге мы погнали на север через разные города – Зиму, Усолье Сибирское, Саянск, Тулун. Теперь я в Братске. Уже пятый день. Это не поддается описанию. Такое ощущение, что я оказался в начале 90-х годов. Это выражается во всем и, прежде всего, в невероятном количестве бандюганов и пьяных. Церквей нет в принципе. Первое, что показалось подозрительным, это невероятная популярность такси. Город размером с московский округ и населением в 260 тысяч человек просто наводнен ими. Во дворе пятиэтажки можно увидеть 2-3 паркующиеся, подъезжающие или отъезжающие машины с шашечками. Потом выяснилось, что простые люди здесь ездят на такси даже за хлебом, (как в “Бриллиантовой руке”), потому что на полном серьезе боятся воров и убийц. Такси – самый распространенный общественный транспорт. В любой конец города отвозят за 60 рублей. Машину вызывают по телефону и она подъезжает буквально в течение 2-3 минут. После полуночи город просто вымирает. Зимой посреди дня могут сорвать с прохожего меховую шапку или снять дубленку. Летом в порядке вещей отбирать мобильные телефоны, срывать золотые украшения, цепочки. Все, что можно сорвать, отнять и т.п. Учитель в сельской школе зарабатывает 3,5 тысячи рублей. Замглавврача братской горбольницы – 10 тыс. Трезвых пока не видел. Тайгу рубят нещадно. В Братском районе лесов осталось, по словам мэра, на 30 лет. (Там все вырубается компанией “Илим Палп”, в которой работал Д.Медведев, и который в 90-е годы провел сделку по продаже акции этой компании американцам. Так что все принадлежит здесь им.) Одним словом Сибирь и Дальний Восток потеряны однозначно. Все здесь ругают китайцев, но понимают, что кроме как от них ничего хорошего ждать не приходится. Хорошее – муж китаец, работа в китайской компании, китайские фрукты, китайские рестораны, отдых в Китае. Книжками почему-то никто не интересуется. Хотя на вокзале Иркутска удалось купить сборник В. Распутина с его автографом за 150 рублей. Лучшего подарка из поездки по Сибири не придумать. Над городом периодически ревет сирена, как во время войны. Этим информируют, что Братский лесоперерабатывающий комбинат (БЛПК) начинает выброс отходов. Через трубу, тупо – прямо в небо. Комбинат находится практически в центре города. Дым валит постоянно, но когда раздается сирена, жуткий вой, начинается выброс какой-то реальной химии, и граждане сразу закрывают окна, заживают носы и все остальное. Вонь дикая. Идет волнами. Разит хуже, чем в общественном сортире. Чем-то блевотно-кислым. (Очень грустно, когда это зловонье накрывает город в светлый праздник 1 сентября, День знаний. Детки в белых рубашечках и бантиках с цветами ходят по вонючим улицам города-помойки). С другой стороны города находится БрАз – Братский алюминиевый завод. Оттуда просто постоянно валит густой дым, как из какой-нибудь ТЭЦ. И все – на город. С третьей стороны – Братская ГЭС. Там ничего не происходит. Но оттуда постоянно ждут какого-нибудь кошмара, типа того, который случился год назад на Саяно-Шушенской станции. С четвертой стороны – т.н. Братское море. Помнишь “Прощание с Матерой” В.Распутина? Здесь в 67 году были затоплены сотни деревень, кладбища. Тем не менее, люди здесь вовсю ловят рыбу и не брезгуют. (Для сравнения: в т.н. Красноярском море рыбу из-за затопленных кладбищ ловить нельзя). Средняя зарплата здесь 8 тысяч рублей. Видели детей, стоящих на коленях у железнодорожного переезда и просящих милостыню. Путина и Медведева в этих краях называют просто: “п*дики”. В общем, местечно дико депрессивное. Но очень интересно. Удалось снять 3-х комнатную квартиру, правда, без стиральной машины и с ужасной электрической плитой. Зато в ванной есть джакузи)). Дом, кстати, хрущевская пятиэтажка, а в квартире была сделана перепланировка. СтудьЁ, блин! Все удовольствие – 8 тысяч в месяц. Поживу здесь пару-тройку недель. Попутешествую, понаслаждаюсь общением с туземцами и туземками. Был уже в нескольких районных городах и деревнях. О-о-о-о-о. Такую нищету представить просто невозможно. Местный врач рассказал мне, что некоторые дети ходят в школу без нижнего белья…….. Страшно? В местном магазине продается лионозовское молоко “Вим-Биль-Данн” по 46 руб. за литр. Мандарины – 150 рублей. Зато очень много дешевой водки. Совсем забыл! Соотношение полов здесь – 1 к 3. То есть на трех баб один мужик! Поэтому сплошь и рядом мамаша и дочка живут с одним мужиком. Полным-полно матерей в возрасте 15-16 лет. Я плакал. Из-за этого же много лесбиянок. Да, забыл сказать. Был в городе Зима. Правят балл – единороссы. Уже второй год заколочен местный роддом. Население города – 34 тысячи человек. В год рождается 600-700 детей. Женщины вынуждены рожать в машинах скорой помощи, которые заказывают на нужный день. Кто не успевает – дома. До ближайших городов – Ангарск, Куйтун, Иркутск – 150-200 километров. Саянск – 24 км. Но ведь не у всех есть машины и деньги на такси. Вобщем, не доехать. И еще. За т.н. Братским морем, в тайге много деревень. Между ними расстояние в 100-700 километров. По бездорожью – на пароме – снова по разбитым дорогам. Некоторые деревни совсем маленькие. Некоторые – 1000-2000 человек.Если умирает человек, труп надо отвезти в Братск. Его надо на что-то погрузить, довезти до парома, переправить на другой берег, довезти до морга, зарегистрировать, и потом тем же путем доставить за море, в родную деревню на кладбище. Такое путешествие в оба конца в компании с покойником стоит диких бабок по местным меркам, да и занимает дня три. Поэтому здесь просто не регистрируют умерших, закапывают в землю просто так. Из 320 числящихся совершеннолетними жителей одного села, в живых осталось только 200. На каких-нибудь умерших бабушек по-прежнему присылают пенсию, местные ее делят и пропивают. А на выборах их голоса перекупают то единороссы, то лдпр. Дело в том, что местный избирком может состоять целиком из родственников. Они получают от партийных агитаторов взятки в 50-60 тысяч (на всех) и в конце дня выборов отмечают покойников как явившихся и ставят галочку напротив заплатившей партии. А ты знаешь, что у нас Сибирь не электрифицирована? Провода не протянули до сих пор, хотя куча электростанций, причем самых мощных в Европе: Саяно-Шушенская, Братская, Усть-Илимская, Иркутская. Строят Богучанскую. Но вот провода при советской власти не успели везде подвести. А едроссам наплевать. Линии тянут только на запад. Но ничего. На турбазах (даже на Байкале!) иной раз свет в домики дают от дизеля на 3-4 часа вечером и на час утром. Хотя в некоторых электричество, конечно, есть. Но там проживание в сутки стоит около четырех тысяч. Мы с дочкой принесли керосиновую горелку в номер и на ней грели чай. Везде по-разному хе*ово, некомфортно, но одинаково красиво. Это “красивое” снимает весь негатив. Но если представить себе жизнь т.н. “сибиряков” – то это такая жуть, что лучше и не думать. Причем, я здесь был уже 24 года назад (середина 1980-х. – ред). Тогда хоть и ругали жизнь, но старались ее улучшать. А сейчас все нацелено только на выкачивание денег из природы. Лесорубам, которые неделями херачат в тайге, “Илим Палп” платит по 30 тысяч рублей. Но при этом, по договоренности с администрацией района, уже не выплачивает никаких (!) средств на местную социалку, на дороги, восстановление леса. Его, кстати, здесь осталось на 30 лет. Об этом я прочитал в интервью с мэром братского района. Он надеется, что лес вырастет. Но это неправда. Кедр так быстро не восстанавливается. Я специально посмотрел информацию на растениеводческих сайтах. Все для приезжающих из Москвы здесь оказывается очень дорогим. При этом московских условий реально ни за какие бабки не создать и не купить. Спортивных залов и бассейнов, соляриев здесь нет. А если есть, то только для детей и во время учебного года. Если ты хочешь выпить кофе, то в местных столовках и кафе тебе предлагается только “Нескафе 3 в 1” из пакетиков. Пойло, потреблять которое опасно для жизни. В единственном месте Братска где варят кофе (называется заведение “Фишка”, чашечка стоит 250 рублей). Это – место для местной элиты, и ее детей. Здесь крутится местная “золотая молодежь”. Но места, правда, очень красивые!!!!! Каждый день жизни здесь – реальный подвиг, сравни полету в космос без скафандра. Местные мужики, работающие на БрАзе и в “Илим Палп” к 40 годам импотенты. Все дровосеки, понятное дело, без рук – без ног. По бетонке, связывающей город с БАМом носятся тяжеловозы, принадлежащие американцам (“Илим Палп”), “черным лесорубам” и китайцам. На них вывозят “кругляк”. По БАМу тащат в Китай или Владивосток. А на БРАЗ на переработку привозят сырье из Австралии. Бред какой-то, да? Бурятию изучил. Бурятки, поверь мне, лучше бурятов. Но ни тем ни другим пить нельзя. Алкоголь валит их мигом. Но они не особенно тянутся к водке. Это все от русских. Это мы их как спаивали, так и спаивали. Но бурятки… ммммм… Я не шучу. Они дико красивы лет до 30-32. Очень аккуратные мордашки. Пока ехали как-то в маршрутном такси по о. Ольхон (было очень тесно), одна такая полтора часа сидела у меня на коленях. Уууууу Но я ничего такого… Просто было очень тесно. Бабы здесь все о-о-очень испорченные. И не только в Бурятии. Я уже писал, что в Иркутской области, Братске мужиков реально не хватает. Поэтому сплошь и рядом мамаша и дочка живут с одним мужиком. Я вчера даже познакомился с одной такой. Она живет с матерью, отчимом и ребенком от отчима. Ты представляешь?… Полным-полно матерей в возрасте 15-16 лет. Они здесь боятся делать аборты, потому что гинекология дореволюционная, и после “процедуры” бесплодие гарантировано. Очень много лесбиянок. Немыслимо! Причем не только среди молодых. Местные мужики после 40 лет – поголовно импотенты. Что остается русским красавицам. Церквей в городе я за пять дней не видел. Только в каком-то отдаленном районе. Короче, хожу и плачу… Военком г. Зима – человеком разве что не святой. У него каждый призывник уходит на службу, а на шее, в мешочке, рядом с крестиком, бумажка с номером мобильного телефона этого военкома. Если будут забирать на флот или в какие-нибудь по нынешним меркам дебри типа Калининграда, Пскова, или дедовщина, или что, он всегда может позвонить полковнику. Тот заступится. Здешний народ очень бедный. Ты не поверишь. У военкома 140 человек ушло в армию весной, а комиссованные – 80 человек – остались дома. Почти все из-за т.н. “неполноценного питания”. Маленький вес при нормальном росте. Хотя для большинства здесь, не поверишь (!), армия – спасение. Вырвать парня из криминальной среды, дать отдышаться многодетной семье от безработного нахлебника и т.д. Повторяется история, когда в годы коллективизации Красная армия была спасением для крестьянских парней. Все были сыты, одеты, обуты. Вот жизнь была! Не то, что в раскулаченных селах. Так вот теперь вся эта Сибирь – одна сплошная раскулаченная деревня. Народ перестал разводить коров, так как их негде пасти. Это в Сибири-то! Да просто земля кем-то оформлена в собственность и окружена колючей проволокой. А раньше это было поле для выпаса… 30 августа Два года назад, как раз 30 августа, я попал на концерт Мадонны в городе-герое Ницца, на Лазурном берегу. В этом году 30 августа я познакомился с военкомом, который хлопотал о судьбе двух унитазов для местного зиминского детского сада. Там унитазов просто не было и дети какали просто на пол, за зановесочкой Из разговора с военкомом: – Да вы посмотрите, как живут чиновники, на каких машинах они ездят, где покупают одежду, что едят, где отдыхают. Доколе такое будет продолжаться!!! Это не просто несправедливо, это подло! Это чистое предательство своего народа. Нет. Это измена! У вас, военных это называется “измена Родине”. – Хм. Измена Родине в масштабах района? Наверное. В Москве чиновников сажают за измену Родине в форме передачи гостайн иностранным спецслужбам. У вас все серьезней. Измена – это отказ чиновника решать вопрос ремонта роддома или замены унитаза в детском саду. А техничка в детсаде получает зарплату в 2.5 тысячи рублей. Что такое техничка? По нашему – уборщица. 31 августа утро. Девушки здесь правильные, встречаются с парнями ради удовольствия. Никакого дальнего расчета нет. Дают всем, кто нравится. Без обязательств. “Что значит секс без обязательств”? – спросил мой товарищ Витя местную комсомолку Лену. – “Это значит без презерватива”, – ответила она рассудительно. За всю жизнь Лена успела побывать только в поселке городского типа Вихоревка, городах Тангуй, Зима и Иркутск, где хотела поступать в иняз. Но пролетела и пошла в местный братский колледж на заочное, где готовят преподавателей младших классов. 1 сентября утро. На улицах города сегодня особенно празднично. Много пьяных детей и их родителей.

Источник https://iamir.info/ru/news/puteshestvuiu-po-sybyry-strana-umerla-trezvikh-ne-vydel-putyna-y-medvedeva-v-etykh-kraiakh-nazivaiut-prosto?fbclid=IwAR2b78Vr0m_gapxsHvI6kPf0d9BHNhk7FeVcTjqNGnAat9nnUvIemaUU0FE

Засекреченные миллиарды премьера Мишустина

Путин указал все спрятать, но мы нашли, чтобы показать вам. Первое, что было сделано, как только Путин назначил Михаила Мишустина премьер-министром России, — любые сведения об имуществе всех членов его семьи засекретили. Что же так скрывает чиновник, устроившийся на госслужбу 22 года назад? Поверьте, там есть, что скрывать. К счастью у вас есть (именно у […]

Путин готовит государственный переворот | Блог Ходорковского | 14+

В стране полным ходом идет подготовка государственного переворота. Мы должны выразить протест незаконности и нелегитимности поправок Путина в Конституцию. Не в смысле их сути и содержания, а в том, что это попытка государственного переворота. Поправки написаны группой лиц в интересах вечного нахождения этой группы лиц у власти. Поправки, очевидно, принимаются в нарушение всех стандартов и […]